X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Иду на послушание как на праздник» (часть 2)

Людмила Горячко пришла к Богу в зрелом возрасте. Получив благословение священника, начала искать работу при храме, и Господь привел ее в нашу обитель. Сестра стояла у истоков монастырских мастерских, трудилась на выставках и в церковной лавочке, но главную роль в ее духовном возрастании сыграло общение с насельниками психоневрологического интерната.

«Такой любви я никогда не видела…»

— Я уже несколько лет трудилась в монастыре, и один брат предложил мне пойти в психоневрологический интернат. К тому времени я уже слышала про окормление больных людей. Знакомство с интернатом стало самым важным событием в моей жизни. Такой любви я никогда не видела…

Я регулярно ходила в интернат на акафист блаженной Ксении Петербургской, потом ушла в отпуск и пропустила несколько молебнов. Возвращаюсь, а насельники подходят ко мне и говорят: «Фу, мы с тобой не дружим! Ты нас забыла!» — так эмоционально и искренно они на всё реагируют.

Одно время я приносила угощения и отдавала насельникам, а они отвлекались от молитвы. Я не понимала, что делаю неправильно, и очень расстроилась, когда сестра сделала мне замечание. Привязавшись к этим людям, я уже не могла их оставить, и батюшка благословил меня в сестричество.

«Болящие люди видят твое сердце»

— Мамина старшая сестра всегда говорила: «Люда, тебе надо быть медсестрой. У тебя все данные, чтобы выбрать эту профессию». Наверное, по молитвам тети я стала сестрой милосердия.

— В интернате я видела, как действует в людях Бог, как они меняются после Причастия.

Была в моем отделении Светлана, которую редко брали в храм, поскольку она не хотела идти к Чаше. Я старалась найти ключик к ее сердцу и хотя бы на несколько минут привести в церковь. Светлана начала ходить на богослужения и причастилась. Сначала ей было тяжело, а потом молитва вошла в ее жизнь. Это было удивительное Божие действие — осторожное и поступательное…

Болящие люди очень близки к Богу. Через них многое в себе открываешь: видишь, какой ты несовершенный, учишься любить. Этим людям всё равно, какой ты и какие у тебя недостатки, они видят твое сердце.

Перевели меня в мужское отделение. Там лежал мусульманин, лет 60. Присматривался к нам с сестрами, что-то слушал, смотрел православные фильмы, а потом захотел принять Крещение. Сестры приготовили рубашечку, и батюшка покрестил его в монастырской крестильне. Через 2–3 года этот человек умер. Мы с батюшкой, сестрами и братьями ездили в Смиловичи, нашли его могилку на татарском кладбище. Наверное, родственники даже не знают, что он православный.

Были случаи, когда католики в отделениях принимали Православие…

«Матушка Ксения всегда рядом»

— У мамы случился инсульт, и батюшка мне сказал: «Теперь твое послушание — мама». Мы ходили в ближайший к дому храм, но даже до него в мамином состоянии добраться было непросто.

И вот стоим мы в церкви, подходит молодая женщина и спрашивает: «Может, вам помочь маму домой завезти?» Когда у нее была возможность, эта женщина возила нас с мамой в храм. Звали ее Ксения…

Матушка Ксения Петербургская всегда рядом. Как мы каждую неделю причащали проживающих интерната в храме, построенном во имя святой, так благодаря сестре во Христе Ксении каждую неделю я причащала маму.

Храм для мамы стал всем, она чувствовала Божию благодать. Удивительным было ее последнее Соборование в монастыре. Совсем слабенькую, мы положили маму на скамейку. Отец Валерий Захаров ее исповедовал. Три Евангелия мама лежала, на четвертом села, а к Причастию пошла своими ногами…

Когда мама упокоилась, сестры привели в храм проживающих из интерната. Мы молились о ее душе вместе — батюшка, белые сестры и болящие люди.

«Церковная лавочка — это апостольское!»

— Какое-то время я работала на монастырском складе, потом ездила в Россию на выставки. И вот в один день приходит матушка Руфина (Филлипович) и говорит: «Будете ездить на выставки». Чуть позже подходит старшая сестра по складу: «Людмила, ты остаешься на складе». Через полчаса звонит старшая сестра Зинаида Лобосова: «Люда, я беру тебя в церковную лавочку».

Как поступить? Где искать волю Божию? Конечно, у отца Андрея: «Батюшка, куда благословите?» — «В церковную лавочку. Это апостольское!»

Буквально несколько недель я несла послушание в церковной лавочке в ГУМе, потом в Серебрянке, и мне сказали принимать новую «точку» на Каменной Горке. Ее создание благословил еще владыка Филарет (Вахромеев). Строительство длилось три года и, наконец, в первую неделю Великого поста мы с сестрой Ириной Сандович ее открывали.

«Человек ищет тепла и внимания»

— Первое время было тяжело. В церковную лавочку приходят разные люди. Если человек в болезненном состоянии и его сердце страдает, хочется принять в его судьбе участие: привести в храм, к батюшке или в интернат.

Многие боятся идти к священникам с вопросами, а с сестрой милосердия поделиться наболевшим легче. Людям надо выговориться, наша задача — выслушать и направить в храм. Сложность в том, что человек часто «выгружает» на тебя весь свой негатив. Нужно всё время быть в молитвенном состоянии, чтобы уходило напряжение.

— К нам часто заглядывает Андрюшка. Он был в разных конфессиях, Библию знает. Пришел в православный храм, но теперь опять потерялся в своих мудрованиях. И вот разговариваем мы с ним, а в лавочку заходит молодой мальчик и спрашивает: «У вас Библия есть?» — «Вы хотите купить?» — «Да, хочу дома почитать». И Андрей дарит этому мальчишке Библию. Спрашиваю: «Андрюша, почему ты так поступил?» — «Я сердцем чувствую человека. Мне захотелось подарить этому парню Евангелие. Важно, чтобы у людей было понимание, что не всё в этом мире покупается и продается, есть вещи, которые можно и нужно дарить».

И такие красивые случаи в нашем служении на каждом шагу. Я иду на послушание как на праздник. Мне интересен каждый человек. Сколько сил и здоровья хватит, столько буду ходить.

«Наша вера — это наше оружие»

— Если за смену в церковной лавочке человек не надел креста, для меня это потерянный день. Я говорю не образно.

— Раньше была мода на красные веревочки. Объясняю людям, что Церковь их носить не благословляет. Конечно, кто-то слышит, кто-то нет. Но бывало, что люди при мне их снимали и отдавали на сжигание.

«Монастырь — это настоящее»

— Монастырь и сестричество — это жизнь моего нового человека. Смысл обретаешь только в Божием доме. Раньше было как? Жизнь течет, а смысла не видишь. Вырастила двоих детей, они поступили в институты. А для чего? Какая твоя цель на земле? Как-то моя мама сказала: «Все в Царство Небесное хотят». А я просто стремлюсь быть человеком.

Если можешь помочь человеку словом или участием в его жизни, уже испытываешь радость. И хочется делиться этой радостью с другими! Помню, как сама что-то искала на этих дорогах, поэтому хочется помочь людям. Но сейчас уже понимаю свои ошибки: без Причастия привести человека в храм тяжело. Мирской человек всё принимает с осуждением.

— Наши церковные лавочки стоят в городе, люди забегают: «Ой, как хорошо, что вы здесь!» Постоит человек, передохнет, перекрестится, помолится и пошел дальше. Тихая гавань среди бушующей реки…

Не знаю, как дальше всё будет складываться, но держаться надо. Надо помогать людям.

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива Людмилы Горячко

«Иду на послушание как на праздник» (часть 1)>>

19.05.2021

Просмотров: 834
Рейтинг: 5
Голосов: 8
Оценка:
Комментировать