X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Горение любве неугасающее

«Радуйся, отче Силуане, в молитве за мир горение любве неугасающее».
(Из акафиста прп. Силуану Афонскому)

Избранник Божий, покоряющий мятущиеся сердца академиков и студентов, специалистов по искусственному интеллекту и домохозяек, богословов и церковных неофитов, известен сегодня всему православному миру. Душа смиряется в прах перед его святостью, забывая всё земное, наполняется покоем, радостью и молится вместе с ним. Его простота общения с Господом и детская евангельская вера умиляют. Но за этим стоит титанический полувековой подвиг.

Преподобный Силуан Афонский — новый Боговидец и великий молитвенник за весь мир, «онебесивший гору Афонскую в ХХ веке и показавший в ней житие ангельское», родился в 1866 году в России, в селе Шовское Лебединского уезда Тамбовской губернии, в семье крестьянина Ивана Антонова. Семья была большая: отец, мать, пятеро сыновей и две дочери. Младенца крестили в деревенской церкви Рождества Христова и нарекли Симеоном. Родители занимались нелегким крестьянским трудом и жили безбедно. Они были страннолюбивы, нередко предоставляли кров и пищу нуждающимся. С младенчества Симеона воспитывали в православной вере.

Уже будучи схимонахом на Святой Горе Афонской, Силуан вспоминал, насколько благочестивым человеком был его родитель: «Я в меру отца моего не пришел. Он был совсем неграмотный, но был кроткий и мудрый человек. Вот такого старца я хотел бы иметь; он никогда не раздражался, всегда был ровный».

В школе Симеон учился немного, всего два года, потом стал помогать семье по хозяйству. Он вырос, стал крепким и очень сильным человеком. Почувствовав в себе горячую любовь к Богу, Симеон начал усердно, с плачем молиться и решил принять монашество. Но намерение уйти в Киево-Печерскую лавру он отложил, не смея ослушаться отца, который велел ему сперва пройти военную службу.

Служил Симеон в Саперном батальоне лейб-гвардии в Санкт-Петербурге под командованием генерала Серебрякова. В армии его любили как исполнительного солдата; он был спокойного, хорошего поведения, а товарищи знали его как верного друга.

Лейб-гвардии Саперный батальон на постройке укреплений

По окончании службы будущий преподобный отправился к праведному Иоанну Кронштадтскому за благословением ехать на Афон. Не застав отца Иоанна, Симеон оставил ему записку: «Батюшка, хочу пойти в монахи; помолитесь, чтобы мир меня не задержал». После армии Симеон пробыл дома только одну неделю.

Уже осенью 1892 года Симеон Иванович Антонов приехал на Афон. Его встретили большие и малые кресты, венчающие зеленые купола колокольни, храмов и крыш Русского Пантелеимонова монастыря. «Место безмолвия, тайнозрения, подвижничества». Эти слова с древних времен закрепились за Афоном — свидетелем высоких аскетических подвигов устремленных к Богу душ. Сюда и поступил послушником Симеон. Позже он напишет: «Иное дело — веровать в Бога, а иное дело — знать Бога».

В то время русский монастырь на Афоне насчитывал около двух тысяч насельников. В конце XIX века в обители было пять больших и 13 малых храмов. Все многочисленные монастырские здания и хозяйственные постройки представляли собой почти целый русский город.

Многие сотни паломников постоянно прибывали из России и подолгу жили в монастырских гостиницах. Работы у послушников было много. Первым трудовым послушанием Симеона стала работа на мельнице.

Преподобный целый день один носил 50-килограммовые мешки на третий этаж мельницы и засыпал зерно в жернова.

Здесь, на мельнице в церкви святого пророка Илии, направо от царских врат, где находится местная икона Спасителя, во время вечерни послушник увидел живого Христа. «Господь непостижимо явился» молодому послушнику, и всё существо, и самое тело его исполнилось огнем благодати Святого Духа. В момент явления ему Бога Симеон всем своим существом был «извещен», что грехи ему прощены.

После этого чудесного события начался новый этап в духовной жизни молодого брата Симеона. Всё было хорошо: и мир великолепен, и люди приятны, и природа невыразимо прекрасна, и тело стало иным, легким, и сил словно прибавилось, и слово Божие радует душу, и ночные бдения в храме и особенно молитвы в келлии наедине стали сладостны. От избытка радости душа жалела людей и молилась за весь мир.

Через некоторое время, в праздничный день, после всенощного бдения в храме, утром, когда брат Симеон прислуживал в общей трапезе, его вторично посетила благодать, подобная по роду первой.

Память о познанном сохранялась, но мир и радость в чувстве и сердце умалялись, а на смену им приходили недоумение и боязнь потери. Через четыре года после поступления в обитель, в 1896 году, Симеон был пострижен в мантию с именем Силуан.

Со дня явления ему Господа монах Силуан вел жесточайшую борьбу со страстями, стремясь сохранить чистоту ума и сердца. В одну из таких мучительных ночей, когда, несмотря на все старания, чисто молиться не удавалось, Силуан, вставая с табурета для поклонов, увидел перед собой фигуру беса, ставшего впереди икон и ожидавшего поклона себе. Отец Силуан снова сел на табурет и с болью в сердце воззвал к Богу: «Господи, Ты видишь, что я хочу молиться Тебе чистым умом, но бесы не дают мне. Научи меня, что должен я делать, чтобы они не мешали мне?» И ответ Божий был: «Гордые всегда так страдают от бесов». «Господи, — молился Силуан, — научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась моя душа?» И Господь сказал ему: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся».

После этого откровения монах Силуан твердо стал на духовный путь. С того дня его любимой песнью стало: «Скоро я умру, и окаянная моя душа снидет в тесный черный ад, и там один я буду томиться и плакать по Господе: "Где Ты, свет души моей? Я не могу жить без Тебя"». Но даже этот огненный путь оказался некратким. Пятнадцать лет он продолжал плакать сердцем, страдая, когда умалялась от колебаний изменчивой человеческой природы благодать Божия. И так, пока не получил силу одним мановением ума, никак не выражаемым внешне, отражать то, что раньше тяжело поражало его.

По мере того как возрастали благодатные посещения по силе своей и продолжительности, возрастала в душе Силуана благодарность Богу: «О Господи, как же Тебя благодарить за эту новую неисповедимую милость: невежде и грешнику Ты открываешь тайны Свои. Мир погибает в оковах отчаяния, а мне, последнему и худшему всех, Ты открываешь вечную жизнь. Господи, не могу я один, дай всему миру познать Тебя». Постепенно в молитве его начинает преобладать скорбь о мире, не ведающем Бога. «Молиться за людей — это кровь проливать», — говорил старец, Духом Святым наученный любви Христовой.

Архимандрит Мисаил (Сопегин), настоятель Свято-Пантелеимонова монастря в 1905–1940 гг.

«Мир стоит молитвою, а когда ослабеет молитва, тогда и мир погибнет», — говорил отец Силуан. «Ради безмолвия и уединения» он «выпросил» у игумена благословение уйти на Старый Русик. Скит расположен в горах, на высоте приблизительно 250 метров над уровнем моря, на восток от монастыря, в расстоянии час и десять минут ходу. Там был установлен более строгий постнический режим, чем в монастыре. Место это пустынное, безмолвное, и потому туда тянулись монахи, желавшие большего уединения ради делания умной молитвы.

На юго-востоке от братского корпуса до сих сохранилась выстроенная здесь преподобным Силуаном и очень обветшавшая ныне «калибка». Это обыкновенная хижина, называемая сегодня афонскими иноками «монашеским домиком». Судя по описаниям отца Софрония, старец Силуан на Афоне не только молился, но и «косил сено, рубил лес, заготавливал себе дрова на зиму». В коротких перерывах между молитвами и послушаниями старец «с большим чувством красоты смотрел на облака, на море, на горы, леса, на отдельное дерево». Он коротко останавливался «на созерцании видимой красоты и слова Божия в ней». Но главным занятием преподобного Силуана стала непрестанная молитва. Одной из особенностей монашеской молитвы святогорцев является бодрствование во второй половине ночи и неусыпная всенощная молитва по важнейшим праздничным дням. Крепкий физически преподобный Силуан спал мало — от полутора до двух часов в сутки, да и то урывками. В 1911 году его постригли в великую схиму.

Неизвестно, как долго пробыл он в Старом Русике и когда по благословению духовника возвратился в общежительный монастырь. Здесь преподобному Силуану поручили послушание эконома. Под его началом оказалось около 200 человек. Он был человек удивительно нежного сердца, умиленной любви, чрезвычайной чуткости и отзывчивости на всякую скорбь и страдание. Обойдя мастерские, старец уходил в келлию плакать «о народе Божием». Постоянный, глубокий духовный плач его сердца, болевшего за рабочих, возрастал до плача Адама за весь погибающий мир. «Господу всех жалко», — говорил исполненный Духа Христова преподобный и жалел всех.

Севернее Преображенского корпуса обители были выстроены в несколько этажей помещения с кельями для тех насельников, кто трудился в расположенных тут же кожевенной, слесарной, кузнечной и других мастерских. По преданию, здесь же, на втором этаже, жил и преподобный Силуан. В 30-е годы и до своей кончины старец проходил послушание в продовольственном магазине с деревянными стеллажами.

После 1917 года монастырь, особенно в 20–30-е годы, испытывал значительные материальные затруднения. Почти все его мастерские и промыслы, в том числе и больница, пришли в упадок. Из-за скудости в деньгах и частых болезней число братии постепенно убывало, в год умирало до 50 человек, а число русских иноков на Афоне уменьшилось до 215 человек. Но именно в это время расцвел в обители духовный цветок — преподобный Силуан, восшедший на дивную высоту бесстрастия и чистой любви к Богу и ближнему.

В 1930 году со старцем Силуаном познакомился 34-летний монах Софроний (Сахаров), ставший духовным сыном и сотаинником преподобного. В 1932 году отец Софроний стал иеродиаконом, а в 1941 году — иеромонахом. Перед своей кончиной преподобный Силуан передал отцу Софронию сделанные им записи, которые после значительного редактирования стали основой самого известного творения отца Софрония — книги «Старец Силуан».

Книга «Старец Силуан» во многом способствовала канонизации преподобного Силуана Афонского в 1987–1988 годах. Несмотря на небольшое количество сведений о «внешней жизни» святого, отец Софроний создал духовный образ старца Силуана — «богослова в смысле — боговидца и боговедца».

Старец Силуан преставился в 2 часа ночи 24 сентября 1938 года в монастырской больнице. В 30-е годы прошлого века больничное помещение представляло собой «большую залу, разделенную простенком на две половины». Здесь, «во второй, задней половине, со стороны окон, обращенных к морю, углы отделены от общего помещения тонкими стенками, образовывая две маленькие комнатушки». Преподобный Силуан скончался в нижней палате — «правой комнатушке» на первом этаже, предоставленной ему заведовавшим больницей монахом-«доктором» Фомой.

Причины и сама болезнь преподобного Силуана точно не установлены. Известно, что он уже бывал в этой больнице, когда однажды сильно заболел гриппом. А в последние годы своей жизни старец Силуан долго болел. Он страдал от ревматизма и «мучительных головных болей», как рассказывает об этом архимандрит Софроний. Прогрессирующие болезни дали о себе знать за девять дней до кончины — 15 сентября, в то самое время, когда старец находился на послушании в магазине. Зашедший к нему отец Софроний, увидев страдальческое лицо старца, посоветовал ему срочно лечь в больницу. Старец сначала возразил, сославшись на то, что в ней «народ», но вот если бы ему определили отдельную комнатку, то он и согласился бы. Больному нашли место в нижней палате.

От начала болезни до своей кончины преподобный Силуан молчал, и часто посещавший его отец Софроний не беспокоил больного никакими вопросами. Никто в течение последующих нескольких дней не выяснял, что за состояние было у старца, но как тяжелобольной он, по монастырскому обычаю, ежедневно причащался. В понедельник 19 сентября было совершено елеосвящение. Когда через несколько дней состояние резко ухудшилось, к старцу Силуану пришел духовник — схииеромонах Сергий и прочитал над больным умилительный канон. Тихим и ясным голосом отец Силуан говорил, что чувствует себя хорошо. После чтения канона Божией Матери и отходной монахи простились «до утра». Зашедшего в полночь больничара старец спокойно спросил, началась ли утреня. Она в больнице вычитывается значительно быстрее, чем в соборе. А когда через полтора часа после чтения утрени к старцу зашел иеромонах Николай, то он нашел его уже скончавшимся. «Никто, — пишет в своей книге отец Софроний, — не слышал его кончины, даже те, кто лежали близко к нему. И так тихо отошел он к Богу».

Запись в монастырской летописи о кончине старца Силуана

Новопреставленного старца Силуана, как и всех других усопших иноков, в тот же день похоронили по афонскому обычаю. Прожившего 46 лет в монастыре и занимавшего в нем ответственные послушания старца отпевали «собором». После вечерни тело перенесли в кафоликон — главный монастырский храм великомученика и целителя Пантелеимона, где наместником иеромонахом Иустином был совершен уставной чин монашеского отпевания.

Затем старца Силуана перенесли на носилках на монастырское кладбище и примерно в 16 часов опустили в могилу при пении заключительной литии и «вечной памяти». По установленному обычаю для предохранения от повреждений над головой усопшего в могиле укрепили плиту. Тело засыпали землей и на образовавшемся холмике укрепили простой деревянный крест. По монастырским правилам три года имя усопшего старца ежедневно упоминалось на проскомидии, а затем его внесли в специальную книгу — «Помянник», называемый на Афоне Куварасом. Такие поминальные книги, читаемые в заупокойные субботы, содержат имена всех усопших монахов обители. Кроме того, в течение 40 дней после кончины в монастыре ежедневно благословлялось коливо в память о новопреставленном старце Силуане. Как это и положено в обители, монахи прочитывали за него одни четки.

Сохранились свидетельства, что после мирной кончины преподобного Силуана стали происходить чудеса от его мощей. Близкий нам по времени старец Силуан, которого называют «ветвью масличной от корене земли Российския», был прославлен в лике преподобных через 50 лет после своей кончины.

В Покровском храме можно приложиться к мощам святого. Честная глава преподобного Силуана Афонского покоится в небольшом серебряном ковчеге на отдельном аналое между иконостасами Покровской и Александро-Невской церквей. На открытой крышке ковчега помещено изображение старца, молитвенно обращенного ко Господу.

24 сентября, день преставления святого, отмечается в Свято-Пантелеимоновом монастыре теперь как панигир (главный праздник обители). Совершается торжественное всенощное бдение, длящееся около 10 часов.

Обычно оно начинается накануне вечером, а заканчивается на рассвете. Литургия служится как в Покровском храме, так и в освященном в 2000 году параклисе преподобного Силуана Афонского, расположенном вне монастыря — «на старой мельнице», где он нес первое свое послушание.

В Пантелеимонов монастырь как приходили, так и приходят письма, свидетельствующие о небесном покровительстве преподобного Силуана за всех тех, кто обращался к нему с молитвой.

О преподобне отче Силуане, ныне ты живешь на небесах и видишь Господа, Которого возлюбила душа твоя еще на земле. Просим тебя: молись за нас, чтобы и мы возлюбили Господа и приносили покаяние, которому радуется Господь. Аминь.

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из интернета

При подготовке статьи использовались материалы:

  • Старец Силуан. Жизнь и поучения. Минск: Издательство «Университетское», 1991.
  • Преподобный Силуан Афонский. Духовно-просветительное издание. [Текст] / Анатолий Холодюк. Минск: Издательство Белорусского Экзархата Московского Патриархата, 2016.
  • https://www.lipetsk.kp.ru/daily/26579.4/3594244/

24.09.2021

Просмотров: 279
Рейтинг: 5
Голосов: 11
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать