X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Босния и Герцеговина — моя лествица» (ч. 2)

Монастырь — это не только место уединения людей, которые посвятили свою жизнь молитвенному подвигу, но и тихая гавань для мирян, ищущих опору в Боге. В обитель святых апостолов Петра и Павла, где жила монахиня Ребекка (Перейра) в Боснии и Герцеговине, приходили дети. В общении с монахами они находили утешение и укреплялись в вере. Дети пели в храме, помогали в алтаре, работали в саду и… играли в футбол.

«Дети рядом с монахами находили утешение»

— Неподалеку от монастыря святых Петра и Павла, где я несла монашеское послушание, жили беженцы. Их дома были разрушены в период Боснийской войны. Большинство людей лишилось всего, что имело, и государство выделило им жилье. Рядом располагалась школа, где учились дети из семей беженцев. Наши сестры преподавали там «Основы православной культуры».

Когда я приехала в Герцеговину, в монастырь приходили несколько девочек. По субботам у них была спевка. Владыка Афанасий (Евтич) сказал: «На Божественной литургии у нас должен петь не хор, а народ», — и дети пели в храме.

Зная, что я из Бразилии и профессионально занималась спортом, игумения благословила меня играть с детьми в футбол. Возле монастыря мы расчистили от камней поле и стали играть.

Монастырь находился за городом. Поначалу приходили дети, которые жили и учились неподалеку от обители, но со временем начали приезжать и дети из города. Ребят становилось всё больше. По субботам с 12 до 16 часов мы играли в футбол, а в воскресенье все были на Божественной литургии. Дети прислуживали в алтаре, пели, помогали причащать людей, накануне праздников приносили много цветов и украшали храм.

Прибегали они и в будние дни, когда в школе была небольшая нагрузка. В монастыре для детей всегда была работа. Они любили помогать в саду и храме, с радостью общались с сестрами. Это были очень простые и скромные дети. Многие из них росли без отцов, погибших в годы войны. В общении с монахами дети находили утешение и укрепление в вере.

Футбольный турнир в монастыре

— В июле, в праздник святых апостолов Петра и Павла, мы организовали в монастыре футбольный турнир. В первый год дети пригласили владыку Афанасия. Он приехал на финал и сказал: «Я хочу быть судьей!» Видно было, какое у владыки большое сердце: он не мог смотреть, как одна из команд проигрывает, поддерживал уступающих и шутил с детьми: «Падай! Падай! Я дам пенальти!»

Раньше владыка Афанасий и сам играл в футбол.

Владыка Афанасий (Евтич) играет в футбол

Футбольный турнир в монастыре стал традиционным. У нас было прекрасное поле. На протяжении нескольких дней перед соревнованиями мы с детьми его готовили — косили траву, чистили территорию. Каждый год на финал приезжал епископ. С каждым годом участников становилось всё больше.

Участвовала в нашем турнире и женская команда профессионалов-юниоров из города. Несмотря на хорошую подготовку, девочки победили нас за всё время только один раз! Позже я каждую неделю ездила в город играть с ними в футбол в спортивном зале.

Приятно вспоминать то время, до сих пор сохранились прекрасные отношения с этими людьми. Многие из тех девочек позже играли в футбол за сборную Боснии и Герцеговины, одна из них стала тренером сборной.

Владыка Амфилохий (Радович)

— Духовно я рождалась в Герцеговине рядом с владыкой Афанасием, а затем были в моей жизни Черногория и общение с блаженнопочившим митрополитом Амфилохием (Радовичем).

В Черногории много монастырей и монашествующих, и владыка Амфилохий был для всех духовником. Окормлял он и православных Сербской Церкви в Южной Америке. В молодости владыка Амфилохий жил на Святой Горе с преподобным Паисием Святогорцем, отсюда понимание афонского предания монашеской жизни. Его докторская работа была посвящена святителю Григорию Паламе.

Митрополит Амфилохий был апостолом своему народу. Любил монашеские собрания, любил говорить с людьми. Прошло очень мало времени, а народ, который пережил коммунизм, вернулся в храм и глубоко обратился к вере. Это заслуга и большой труд митрополита Амфилохия.

В прошлом году была тяжелая ситуация в Черногории, власть шла против Церкви, поддерживая раскольников. Каждый день митрополит выходил со своим народом на крестный ход. Это живой пример человека, который отдал свою кровь. Люди это видели и ценили. Когда владыка упокоился, огромное количество народа встречало кортеж с его телом на коленях. Для меня митрополит Амфилохий был как Моисей для сербского народа на Черной Горе…

«Они молились за каждого воина»

— Митрополит Амфилохий и владыка Афанасий — духовные братья, которые дополняли друг друга. Одного сложно было представить без другого. Они вместе учились, много видели, много писали, оставив большое литературное наследие, у них был один духовник — преподобный Иустин (Попович), архимандрит Челийский. Страдание сербского народа было очень живо в их сердцах.

В самые тяжелые моменты эти святые люди были рядом со своим народом. Во время авиаударов, когда на землю Косово и Метохии падали бомбы, митрополит Амфилохий и владыка Афанасий собирали тела и фрагменты тел воинов, читали над ними заупокойные молитвы и захоранивали по-христиански. Имена людей они заносили в свои помянники и всегда молились за сербский народ.

В Герцеговине я видела, как владыка Афанасий любил родительские субботы. Не знаю, сколько у него было тетрадей с именами. Порой мне казалось, что он поминал каждого воина.

К сожалению, оба сербских святых наших дней уже упокоились. С разницей всего в четыре месяца…

«Люди, которые живут Христом, — это живой опыт, это Дух»

— Господь послал мне удивительные встречи со святыми людьми. Я знала митрополита Амфилохия, владыку Афанасия, монахов со Святой Горы, знаю батюшку Андрея Лемешонка. Огромная радость, что через людей, которые живут Христом, ты можешь принимать православное Предание не в теории, это живой опыт, это Дух. Такое общение помогает принимать и менять себя, учит давать место Богу действовать в тебе и начинать работу по изменению себя.

Владыка Афанасий дал мне понимание, что жизнь во Христе — единственная жизнь, которая существует. Когда мой отец-священник приехал из Бразилии в Боснию и Герцеговину, владыка хотел показать ему страну. Было мероприятие в удаленной церкви. Мы долго ехали в автомобиле, и владыка всю дорогу рассказывал: он знал каждый камень, знал, кто жил и страдал на том или ином клочке земли. И это при том, что родился он на западе Сербии, а не в Герцеговине. Вот как жил этот человек...

Сербы — люди открытые и живые. В Боснии и Герцеговине, Черногории небольшие монастыри, каждый из них — маленькая крепкая семья. Я училась духовной жизни в условиях небольшого сестричества.

У нас был афонский устав, тесные связи с женским монастырем Благовещения Пресвятой Богородицы «Ормилия» в Халкидиках (Греция). Эта обитель — подворье афонского монастыря Симонопетра. Сестры из «Ормилии» приезжали к нам, мы ездили к ним. Игумения обители — монахиня Никодими — стала для меня примером и наставником в духовной жизни, много помогала советами и молитвой.

Если бы меня спросили: «Где тебе хочется сохранить себя?», я бы сказала: «В Боснии и Герцеговине». Но на всё воля Божия…

Беседовала Дарья Гончарова

«Босния и Герцеговина — моя лествица» (ч. 1) >>

07.04.2021

Просмотров: 293
Рейтинг: 5
Голосов: 9
Оценка:
Комментировать