X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Босния и Герцеговина — моя лествица» (ч. 1)

Рубрика «Моя Сербия» посвящена Сербской Православной Церкви и ее людям. Через личные истории тех, кто нашел путь к Богу — монахов, священников, игуменов, известных православных христиан Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Косово, — мы познакомимся с духовными и культурными традициями сербского народа, поговорим о монастырях и храмах, о Православии и единстве славян. Наши герои с трепетом рассказывают о своем пути к Богу, родной земле, ее святынях и подвижниках веры… Гость рубрики — насельница нашего монастыря монахиня Ребекка (Перейра).

Родом матушка Ребекка из Бразилии, но ее духовное рождение состоялось в Боснии и Герцеговине, где проводниками в мир Православия стали блаженнопочившие епископ Захумско-Герцеговинской епархии Афанасий (Евтич) и митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий (Радович). Матушка делится с нами воспоминаниями о Боснии и Герцеговине, рассказывает о непростых условиях жизни православных людей в этой стране, о своем знакомстве и общении с сербскими святыми наших дней.

«Годы на сербской земле — время моего становления»

— «Православные Греции любят Бога, православные Святой Руси служат Богу, сербы умеют страдать для Бога», — говорил святой Николай Сербский (Велимирович). Мой небольшой опыт знакомства с Сербией, Грецией и Святой Русью подтверждает эти слова.

Господь привел меня в Боснию и Герцеговину и познакомил со святыми людьми. Годы, проведенные на сербской земле, стали временем моего становления как монаха и человека. Я очень благодарна Богу за этот период и за теплые отношения с теми, кто стал для меня проводником в мир Православия.

«Как жить, когда брат идет на брата?»

— В Боснию и Герцеговину я приехала в 2004 году, спустя почти 10 лет после окончания войны (межэтнический конфликт между боснийскими мусульманами, хорватами и сербами, жертвами которого в период с 1991 по 1995 годы стали около 100 тысяч человек. Прим. ред.). Отсутствие спокойствия в регионе еще чувствовалось. Людям разных национальностей и вероисповедания, воевавшим на протяжении четырех лет, мирно сосуществовать было сложно.

Война — это всегда борьба за территорию. Между Герцеговиной, земли которой исторически принадлежали Сербии, и Хорватией проходила граница Западной и Восточной Римской империи — линия, разделяющая Запад и Восток. Это объясняет многовековую борьбу и страдание за веру Христову на сербских землях.

После Косовской битвы в 1389 году Сербию стали активно заселять мусульмане. Так к конфликту между православными сербами и католическим папским престолом присоединилась третья сторона.

При коммунистах территория Боснии и Герцеговины была частью Югославии. Национальный вопрос в то время не стоял, религия считалась опиумом для народа. Боснийские мусульмане, хорваты и сербы создавали смешанные семьи. В период распада Югославии каждая из сторон заявила о своей национальной принадлежности и предъявила права на территорию. Это вылилось в катастрофу, начались кровопролитные войны.

Как жить, когда брат идет на брата? Когда нет мира в семье? Невозможно долго враждовать и убивать друг друга. 14 декабря 1995 года были подписаны Дейтонские соглашения, и официально Боснийская война завершилась. На территорию Боснии и Герцеговины ввели войска НАТО.

В урегулировании кризиса на Балканах возрастала роль американцев. В 1998 году вспыхнула война в Косово, в 1999-м начались бомбардировки войсками НАТО Белграда и других городов Сербии и Черногории. Югославия окончательно распалась, а Балканский конфликт по количеству жертв стал крупнейшим в Европе со времен Второй мировой войны.

После Дейтонских соглашений Босния и Герцеговина — это новая, искусственно сформированная страна, в состав которой входят Республика Сербская и Федерация Боснии и Герцеговины. В Республике Сербской живут православные сербы, в Федерации — боснийские мусульмане и хорваты. Фактически же территория Боснии и Герцеговины разделена на три части между боснийскими мусульманами, хорватами-католиками и православными сербами. В некоторых городах есть сразу три зоны.

Не могу сказать, насколько сильна вражда между представителями разных национальностей и вероисповеданий в Боснии и Герцеговине сегодня, уже больше 10 лет я там не живу. Но окончательного решения вопроса нет, и люди пытаются как-то сосуществовать. Надеюсь, что войны не будет, но точно никогда не знаешь…

«Это была семья, где царило единство»

— Женский монастырь святых апостолов Петра и Павла, куда я приехала из Франции учиться иконописи и где жила 5 лет (всего в Герцеговине провела 8 лет), находился в 10 минутах езды от монастыря Тврдош, в котором располагалась кафедра Захумско-Герцеговинской епархии. Здесь жил человек, который открыл для меня мир Православия — блаженнопочивший в начале марта нынешнего года владыка Афанасий (Евтич). В то время он уже не руководил епархией, был на покое, но по-прежнему много трудился.

Мы с сестрами пекли для монастыря Тврдош просфорки, братья служили в нашей обители. В той местности плодородная земля. Вместе мы выращивали и собирали виноград, готовили литургическое вино.

Епархия в Герцеговине небольшая, тогда было от 80 до 100 священнослужителей и монахов, почти все — с богословским образованием. Братья и сестры друг друга знали, собирались в монастырях и храмах на престольные праздники. Вместе росли и менялись. Это была семья, где царило единство.

Владыка Афанасий (Евтич)

— Впервые я увидела владыку Афанасия, в прошлом епископа епархии в Герцеговине, когда еще жила во Франции, в монастыре, который принадлежал Сербской Православной Церкви. Помню, как он приехал ночью и начал громко петь в храме. Владыка сразу установил между нами близкие теплые отношения: «Вы откуда? Из Бразилии? Вы ничего не знаете?! Как вы спасаетесь?!»

Владыка Афанасий приехал в Боснию и Герцеговину и возглавил епархию в 1992 году. В то время уже шла война, ситуация была тяжелая. Синод Сербской Православной Церкви высказывался за объединение епархии в Герцеговине с соседней, но владыка тогда сказал: «Я поеду туда!» Все смотрели на него с недоумением, но владыка был тверд в своем решении помочь сербскому народу в тяжелые годы. Он лично поддерживал военных, сражавшихся на фронте: по ночам горными тропами возил солдатам еду, говорил с ними о Боге и молился.

После войны владыке Афанасию пришлось бороться и с последствиями военных действий, и с наследием коммунизма. Нужно было возрождать епархию, восстанавливать храмы и монастыри.

Владыка понимал, что будущее у народа есть лишь в том случае, если работать с детьми, и боролся за то, чтобы на уровне Министерства образования в школьную программу был введен обязательный учебный предмет «Основы православной культуры». Это была его победа! Сегодня в школах Боснии и Герцеговины детям рассказывают о Православии монахи, дьяконы и священники.

Владыка всегда был окружен детьми, а о себе говорил: «Мне три с половиной года». Дети приходили к нему в монастырь на Божественную литургию, пели на клиросе, служили в алтаре. Владыка был строг, но это всегда шло на пользу. Я сама никогда не чувствовала, что его строгость разрушает отношения. В нем жили простота и искренность. Владыка Афанасий никогда ни с кем не говорил ласково, исправлял нас, ругался, его слова было тяжело принимать, но они очищали, и ты понимал, что в этом любовь.

Владыка много работал физически: косил траву, копал землю, сажал деревья. В этом были и смирение, и пример для людей. Дети в школе спрашивали у учителя: «Что делает дьякон?» — «Дьякон кадит». — «Что делает священник?» — «Служит Божественную литургию». — «А что делает владыка?» — «Копает землю…»

Владыка часто беседовал с людьми. Во время Великого поста в кафедральном соборе всегда были встречи с мирянами. В этом человеке чувствовались свобода и любовь, красота и глубина.

«Через слово духовника рождается чадо»

— Владыка Афанасий — источник моего бытия. Своим присутствием в моей жизни он совершил во мне революцию: научил веровать, находить параметры свободы.

В Герцеговине была небольшая епархия и всего два женских монастыря — святых апостолов Петра и Павла и еще один, где жили пожилая игумения и монахиня. Несмотря на небольшое количество монашествующих, владыка Афанасий никогда нас не исповедовал и не причащал, это делал игумен монастыря Тврдош.

В молодости владыка жил в Греции и был духовником многих людей, впоследствии у него было другое послушание — писать. Его богословские работы и беседы переведены на разные языки мира, издано много книг.

Владыка Афанасий со старцем Емилианом из монастыря Симонопетра (Афон) и старцем Ефремом Катунакским)

Один архимандрит со Святой Горы сказал, что через слово духовника рождается чадо. И это правда, потому что слово — это Христос. Через воспитание владыки мы могли понимать глубокие и сложные для восприятия догмы, что Отец — это источник твоего бытия. Это как в Святой Троице: если нет Отца, нет Сына и через Сына — Святого Духа. Духовник — это источник твоего бытия. Если у тебя его нет, ты не можешь быть сыном. Это так просто! Через воспитание, которое дал владыка Афанасий, чувствуешь, что ты сын, что у тебя есть дом, отец, стабильность в вере.

Встреча с владыкой Афанасием стала для меня даром. С этим человеком мы вместе жили и трудились. Пример — самая большая школа. Это была высота! Я больше никогда и ни в ком такого не видела.

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

06.04.2021

Просмотров: 420
Рейтинг: 4.9
Голосов: 11
Оценка:
Комментировать