X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Я хочу быть Ангелом»

«Я хочу быть Ангелом»

Рубрика «Другая Земля» основана на документальных материалах одноименной книги, изданной в нашем монастыре в 2011 году. Авторы и герои книги — сестры и братья милосердия, монашествующие, насельники интерната.

На протяжении многих лет сестры и братья нашего монастыря и Сестричества в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы посещают проживающих в психоневрологическом интернате № 3 г. Минска, стараясь помочь им молитвой, добрым словом, душевным участием.

Из воспоминаний отца Сергия Нежборта: Может, я неправильный человек, но с посещением интерната у меня мало связано каких-то особо благодатных чувств. Для меня это всегда был труд, усилие, понуждение даже. Радости и облегчения я не помню.

Возникают сомнения, конечно. Но когда подходишь к отделению, стоишь неживой, стучишь и слышишь, как кто-то из больных кричит санитару: «Открывай, Бог пришел!» Санитар бурчит: «Какой Бог? Кто там пришел?» Больной: «Я тебе говорю, Бог пришел!» И бежит к двери, я слышу его шаги. Подбегает: «Бог, это Ты?» Я стою, помню, у меня мурашки по коже. Только что я был «мертвым» человеком и думал, есть ли смысл сюда ходить. И что вот сейчас сказать? Что это не я? Но это будет не совсем правильно. Сказать, что это я, — тоже о себе так не скажешь. И пока длилась пауза, больной опять спросил: «Бог, это Ты?» Отвечаю: «Ну, я». А он: «Так вот, я же говорил». И кричит санитару: «Точно, это Он, это Бог пришел!»

Из дневниковых записей монахини Харитины: «Семёна из церкви трудно увести, упирается, говорит: “Потом, потом”. Сегодня я всеми правдами и неправдами все же после Причастия решила его увести к завтраку, которым он бесстрашно пренебрегает, ожидая целования креста. Он делал несколько шажков, сопротивлялся, я настаивала, и он просто, но с внутренним недоумением и ужасом как бы сказал, указывая на отделение: "Но там же ничего нет".

27 июня 2003 года»

«Я рассказывала больным о том, что нельзя материться, драться, злиться, воровать, и тогда Бог нас примет к Себе, как Ангелов. Семён начал что-то говорить тихонько. Я прислушалась: "Я хочу быть Ангелом".

24 июля 2003 года»

«Витя В. сказал: "Иконки — это маленькие Божии дети, Бог им разрешил быть рядом с Ним". Откуда такие слова?

Каждая такая душа пред Богом — как драгоценный перл, жемчужина. Близ есть сокрушенных сердцем (ср.: Пс. 146: 3), с ним есмь в скорби (Пс. 90: 15). А их чистые детские души очень видны.

Вот Аня, она так гундосит, что я раньше не понимала ни одного ее слова. "Батюшка меня любит?" — "Любит". — "И я батюшку люблю". "Ты меня любишь?" — "Люблю". — "И я тебя люблю".

17 декабря 1997 года»

 «Миша Н. вызвался постоять в церкви. По дороге я хвалила его: "Вот ты и пол в коридоре убрал, и Сашу помыл". Он в ответ: "Только Вам скажу. Катя была совсем маленькая, полтора годика, — я как толкнул ее! Она заревела, ручки расставила, идет ко мне, чтобы я ее пожалел, а я ее еще раз сильно толкнул, ноготки свои она попортила, как ударилась… Я потом много раз просил у нее прощения. За своей сестрой не хотел убирать, теперь буду здесь…" Миша всё это говорил, и губы его кривились, слезы текли…

21 ноября 2008 года»

 «Лена горбатенькая сложила песню о сестрах милосердия. О том, что всегда их ждет, любит… Закончила песню словами: "Наклонитесь, я у Вас на косыночке крестик поцелую".

Лена, подходя к иконе блаженной Ксении, шептала: "Пожалуйста, чтобы мама пришла".

Коля Ф., счастливый, что я дала ему хранить свой молитвослов, изрек: "Бог любит тишину".

2 января 2009 года»

Из воспоминаний матушки Людмилы Лемешонок: Если кто-то начинал жаловаться, как ему плохо, я всегда говорила: «Если вам тяжело, приходите к нам в интернат!» Когда я захожу на территорию интерната, ощущаю, что попадаю в другой мир. Это тихий мир, несмотря на то, что люди там болящие.

Я часто вспоминаю Юру. Когда в интернате организовалась монастырская мастерская, Юра начал приходить и охранять наш домик. Он простаивал (а был декабрь, лютые морозы) весь рабочий день под нашими окнами в одном пиджачке. Стоял, смотрел в окна, но не заходил. Сначала Юра не говорил. А потом, когда мы друг к другу привыкли, он стал говорить какие-то непонятные слова. Мы поняли, что он как-то по-своему спрашивает: «Как тебя зовут?» Он говорил: «Я — сын». И мы, конечно, пытались ему отвечать. Он слышал, что меня называют «матушка». «Матушка» для него — трудное слово, он научился «Машенька» говорить. И так это мило у него выходило. Человек стал говорить, мы очень удивлялись.

Однажды нам надо было остаться в мастерской на ночь, чтобы успеть сделать заказ. Из корпуса доносились крики. Жутко было. Это единственное отрицательное впечатление, связанное с интернатом.

Один проживающий очень любит молча дарить цветочек. Или просто былинку сорвет и подарит. И тогда чувствуешь себя уже на самом деле получше, даже если какие-то скорби или какие-то неприятности в жизни, всё куда-то уходит.

Продолжение следует…

20.11.2020

Просмотров: 533
Рейтинг: 5
Голосов: 25
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать