X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Открытое сердце: Эдуард и Галина Шнитцеры

«Открытое сердце» — цикл публикаций о сестрах милосердия и подопечных Патронажной службы Свято-Елисаветинского монастыря. Мы стремимся сохранить истории людей, вместивших в себя целую эпоху. А еще напомнить о том, что рядом очень много одиноких бабушек и дедушек, которые больше всего нуждаются в простом человеческом внимании и добром слове.

***

Эдуард Маркович и Галина Петровна в браке уже 60 лет, но венчались лишь в 2018 году, когда обоим было далеко за 80. О своей жизни и дороге к храму рассказывают сами герои.

Эдуард Маркович: «Я буду стараться достойно и смело, правдиво и честно народу служить!»

— Я родился в 1933 году в семье военнослужащих в Хабаровске. Моя фамилия всю жизнь мне мешала. У жены наши соседки еще до недавнего времени спрашивали: «Галина Петровна, вы такая хорошая, нами любимая, почему до сих пор не в Израиле?» Я с большим удовольствием поменял бы свою фамилию еще в юности.

Мой папа был подполковником. Восемь лет, с 1933 по 1940 год, мы провели в переездах. Жили в Омске, Томске, Новосибирске, Киеве и Ашхабаде. Питались всегда скудно. Отца из-за его службы я практически не видел, рос сам по себе, и меня устраивало это одиночество.

В 1940 году папа уехал служить в Иран, оттуда попал на фронт. Мы же решили отправиться к родственникам в Казахстан. Жили на станции Талдыкорган Свеклосовхоз в немецком поселении. Мне было всего 7 лет, но я занимался собственным огородом, ловил рыбу самодельным трезубцем из палки и вилки. Этим кормил семью. По тем меркам мы жили небедно.

В 1945 году встретили там День победы и уехали во Львов к родственникам. Там видел, как по ночам забирали поляков и отправляли в Польшу. Это сейчас Львов украинский. На моих глазах высылали бандеровцев в сибирские лагеря. Были взрывы, пожары, царила неразбериха. Жить там было очень плохо. Денег не хватало, поэтому, стыдно признаться, занимался продажей папирос на рынке — милиция детей не трогала. Сам же сигареты никогда во рту не держал. На заработанное тут же покупал для семьи яйца и молоко.

В школе учили советскому патриотизму, активно приобщали к спорту. Все кружки были бесплатными. Обучение мальчиков и девочек было раздельным. Каждый год 9 Мая проходили обязательные шествия на мемориал «Холм Славы», расположенный возле Лычаковского кладбища. Все участники держали в руках зажженные факелы. Сейчас там ходят бандеровцы — это возмутительно!

Когда ехали во Львов через Киев, случайно встретили отца, он жил там у своих родственников. Он забрал нас оттуда в город Кемь Архангельской области. Отмучились там полгода, питались мерзлой картошкой и треской. Пришлось вернуться во Львов. Там была такая страшная обстановка, что дядя провожал меня из гостей к матери с пистолетом в руках…

Из-за всех пережитых ужасов созрело во мне желание стать военным. В 10 классе написал в сочинении: «Я буду стараться достойно и смело, правдиво и честно народу служить!» Так и прожил всю жизнь и считаю, что добросовестно выполнял свой долг.

После окончания 10 класса поступил в артиллерийское зенитно-ракетное училище. Но проучился я там всего лишь месяц — потом учебное заведение расформировали и всех евреев со мной заодно (из-за моей фамилии) отправили в ахтырскую воинскую часть за 900 км от Львова. А потом попал служить в Пензу. Там я поступил в педагогический институт, где и встретил на танцах свою будущую жену Галину.

25 мая 1960 мы поженились, ей был всего 21 год. Вскоре родились две дочки.

После учебы направили меня служить в Беларусь. Много мы колесили с семьей по стране, пока не осели в брестском военном городке. В конце 1968 года в звании майора попал в Чехословакию. Жена осталась в Бресте. «Заграницу» видел от и до. Не понравилось мне там. Нашел повод, чтобы сбежать из-за состояния здоровья: у меня было серьезное заболевание кровеносных сосудов. Дело в том, что за 15 лет до этого во время учений я получил обморожение конечностей. Зимы в 50-х годах были суровые. Во время учений мы 150 километров шли пешком до Киева, проехать было нельзя, ночевали в окопах. А когда уже вышли к дороге и сели в открытые машины, уснули от усталости и получили серьезные обморожения.

Когда вернулся из Чехословакии в Брест, мне позвонили из Минска и пригласили на работу на военную кафедру Белорусского государственного университета. Там я целых 15 лет трудился старшим преподавателем. После университета поработал некоторое время учителем в школе, а потом пошел таксовать. Меня хватило на пару лет. С тех пор занимаюсь дачей.

Во время всех переездов жена постоянно работала: и учителем, и библиотекарем, и даже страховщиком.

К сожалению, Галина два года назад перенесла инсульт и с тех пор не в состоянии ходить. Обратился за помощью в уходе в патронажную службу вашего монастыря. Сестрички откликнулись и с тех пор делают все возможное, чтобы она выздоровела.

123

Галина Петровна: «Нам еще идти и идти к Господу»

— В моей жизни не было ничего особенного, все как у всех советских детей.

Родилась я в семье педагогов. Правда, растила нас с братом мама одна. Я всегда училась хорошо, поэтому и стала учителем русского языка и литературы.

Если говорить о вере, то сначала я пришла в церковь, может быть, потому, что мои родители были людьми верующими. А муж соприкасался с религией в своеобразной форме, когда работал в школе преподавателем военной подготовки в 80-е годы, и его отправляли следить, чтобы дети не ходили на молитвенные собрания в баптистский дом. Но он был неверующим, хотя иногда ходил со мной в церковь на праздничные службы и даже присутствовал на Крещении наших девочек — старшей Елены и младшей Маши.

Меня крестили в 9 месяцев от роду, а Эдуард Маркович только после моего инсульта решился на это. В 2018 году отец Евгений Павельчук из Свято-Елисаветинского монастыря его окрестил и нас прямо в этой комнатке обвенчал. До моего инсульта Эдуард отказывался венчаться, несмотря на постоянные просьбы, ведь это было моей давней мечтой. Не поддавался и на уговоры моего брата — военного врача.

Удалось сберечь наши отношения так долго, потому что я всегда понимала: муж — глава семьи, и никогда ему не перечила. Есть любовь к Всевышнему, есть любовь между супругами, отсюда терпение и уступчивость. Никогда нельзя унижать мужа ни перед кем и даже наедине нельзя говорить резких слов. Я всегда этому следовала.

Нам еще идти и идти к Господу. Я не ропщу на болезнь, самое главное, что я пришла к вере. А сестры милосердия патронажной службы вашего монастыря поддерживают добрым словом, молитвой, ухаживают, зарядку со мной делают, читают мне и во многом другом помогают. У нас самые теплые взаимоотношения. Всегда довольна, когда они к нам приходят. Всегда благодарю их.

К сожалению, людей, нуждающихся в регулярном уходе, тяжелобольных, лежачих, инвалидов становится всё больше. Временных и человеческих ресурсов социальных служб недостаточно. Часто помощь требуется быстрая, буквально сиюминутная, например, после выписки тяжелобольного пациента из больницы.

Именно поэтому после многочисленных обращений в 2014 году в Свято-Елисаветинском монастыре была создана патронажная служба.

В своих отзывах обращавшиеся за помощью родственники подчеркивают высокий профессионализм и сердечное отношение к своим подопечным сестер патронажной службы. Кроме того, безусловное доверие к Церкви и сестрам милосердия, чьи жизненные позиции основаны на евангельских заповедях, позволяют оставить своего близкого, по сути, с посторонним человеком.

Служба существует только на пожертвования. Средства нужны для оказания бесплатных консультаций на дому, обучения родственников правильному уходу за тяжелобольными людьми, оплаты транспортных расходов и работы сестер.

И чтобы патронажная служба монастыря могла взять на себя уход за большим количеством нуждающихся в этом людей, ей самой сегодня нужна наша помощь.

Фотографии Ивана Гомзы

24.01.2020

Просмотров: 335
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
1 год назад
Низкий поклон и благодарность за пример семейного Слкжения!!! Для меня - это Дорогой Подарок!!! Спаси, Господи!
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать