X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Судьбы: монахиня Севастиана (Ускокович)

Когда в черногорской семье Ратомирки и Милорада родилась вторая дочка, ее назвали Ядранкой. А какое еще имя можно было дать девочке, когда та, по словам мамы, была красива как Адриатическое море. Всего в семье было пятеро детей. Жили они в маленькой югославской деревушке Корнет. В их семье был крещен лишь отец, а из церковных традиций соблюдалось только празднование Пасхи. Но расспрашивая у своего дедушки о родственниках, маленькая Ядранка узнала, что у нее есть еще один дедушка, которого она ни разу в жизни не видела. Оказалось, что ее родственник Мардарий (Ускокович) был монахом и упокоился в далекой Америке. А сейчас он святой.

Монахиня Севастиана (Ускокович) рассказала о святом дедушке, о своем детстве, о личной встрече с Богом и о том, как она стала насельницей нашего монастыря.

Святой дедушка

— Я спросила у своего второго деда: «Что делал мой дедушка?» «Дела, которые спасли людей…» — «Это как?» — «Он без конца молился».

Тот разговор состоялся в непростое для Церкви время, в 1980-е годы, когда говорить о Боге было невозможно. Дедушка даже попросил меня никому о нашей беседе не рассказывать, потому что моего отца могли уволить с работы. Но я поняла, что родственник у меня действительно необычный, что он рядом и будет помогать мне на жизненном пути, пусть я его никогда не видела.

Родного брата дедушки звали Иваном. Монахом он мечтал стать с детства. В лавре Студеница он начал жить уже с 16 лет, а монашеский постриг принял с именем Мардарий. В его жизни особое место занимала Россия: мой дедушка учился в Санкт-Петербургской духовной академии, был знаком с царской семьей. А в 1917 году по благословению святого Николая Сербского он переехал из России в США и воздвиг на американской земле первый храм Сербской Православной Церкви в честь святого Саввы Сербского. Это было очень сложно, дедушка голодал, все деньги уходили на строительство. Чтобы воздвигнуть храм, понадобилось 11 лет, но у моего дедушки было сильное доверие к Богу, а с Богом возможно всё. Владыка Мардарий умер в возрасте 46 лет. Его здоровье подорвала постоянная смена климата, он тяжело болел, дважды был госпитализирован. Упокоился мой дедушка 12 декабря 1935 года. В 2015 году он был причислен к лику святых Архиерейским Собором Сербской Православной Церкви, а 5 мая 2017 года были обретены нетленные мощи святого Мардария.

Неожиданный гость

Летом 1993 года в мою родную деревню внезапно приехал митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий. Тогда еще я была некрещеной, но я увидела глаза митрополита… В них была благодать, и эта благодать тянула к нему. Помню, как он погладил меня по голове и сказал: «Ты будешь монахиней». О монашестве я ничего не знала, повернулась к маме и спросила у нее: «А что такое монах?» Мама ответила, что монах — человек, который делает добрые дела. Тот момент был для меня как Вечность. Наверное, моего сердца коснулась молитва владыки. Он приехал к нам и рассказывал о моем дедушке Мардарии. Слава Богу, он не боялся свидетельствовать, что есть и в наше время святые люди.

С того самого дня я стала думать о Боге и узнавать больше о Нем из книг. Новый Завет мне подарили, когда я училась в пятом классе. В тексты Священного Писания я ушла с головой. Помню, как в мою комнату вошла старшая сестра, чтобы проверить, что я выучила, и увидела написанные мною на стенах стихи из посланий святых апостолов. Она прочитала: Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение (Флп. 1: 21). Ей стало страшно за меня, а я поняла, что у меня начинается параллельная жизнь, и что написанное в Библии — единственная правда.

123

Врач или монах?

После слов митрополита я хотела выбрать свою будущую профессию, но не могла найти в справочнике ничего похожего на монаха. Мне казалось, что это какая-то ошибка, ведь митрополит не станет обманывать. Я сказала своей сестре: «Хочу стать монахом, а здесь ничего не написано об этом». Сестра ответила, что на монаха нельзя выучиться. Тогда я спросила: «Какая профессия к монашеству самая близкая?» Она ответила: «Врач». Так я выбрала медицину.

Крестил меня тоже митрополит Амфилохий. Это было в 2002 году на праздник святого Илии Пророка в церкви, освященной в его честь. Владыка сам спросил о том, кто хочет креститься, и я подняла руку. Когда он меня крестил, вновь повторил, что я буду монахом. А я уже на тот момент выбрала медицину. Я решила, что и врач, и монах служат ближнему, но держаться монашеского духа стало для меня более важным, чем быть старшим на реанимации.

Я работала в детской реанимации. Это непросто... Ты знаешь, что всё в Божиих руках, но жизнь человека настолько дорога, что надо каждую минуту молиться и благодарить Бога, что мы тут и что есть возможность просто радоваться.

К Богу меня привели непростые моменты. Когда ты смотришь, что человек проживает последние секунды своей земной жизни, тогда чувствуешь, что есть Вечность, что есть Христос. И единственным утешением становится осознание, что мы все-таки православные, и нам нельзя унывать, потому что Христос воскрес и победил Своим воскресением смерть!

Дорога в монастырь

О том, что в Минске есть монастырь в честь святой Елисаветы, я услышала от архимандрита Луки (Анича), который уже почил. Он очень любил сестер этой обители и тепло отзывался обо всем, что с ней было связано. Впервые я приехала сюда в 2008 году. В столице Черногории, где я жила, было +17, а здесь холод: ‒25. Я не верила, что такое возможно, но меня очень тянуло приехать сюда. Взяла выходные, села на самолет и прилетела в Минск.

В монастырь приехала в момент, когда совершался крестный ход. Я пошла за сестрами и поняла, что мое место здесь, в этом монастыре. А прежде у меня еще были амбиции повысить свою квалификацию как врача. У меня не было мужа и детей, я хотела продолжить свою учебу.

Еще помню, как во время службы я подошла к сестре, которая читала имена, мне хотелось заглянуть в эти записки. Я увидела их и подумала, что так же и в реанимации — имена людей. Стала просить, чтобы Бог дал и мне возможность вот так читать записки с именами. Меня тянуло сюда, я ждала этой возможности помолиться, и вот с 2014 года я здесь. 

А до этого я прилетала в Минск при любом удобном случае хотя бы на несколько дней. Проводить время в родной стране на море было уже неинтересно, хотелось быть здесь. Я каждую сестру в монастыре святой Елисаветы чувствовала как свою родную. Оторваться от мира и от знакомых оказалось непросто. Они меня осуждали даже, не понимали… Это была борьба, но вот я уже шестой год как в монастыре святой Елисаветы.

О послушании и доверии к Богу

В последний раз в Минск я прилетела, как уже говорила, в 2014 году в преддверии Пасхи. Я думала пожить в монастыре два месяца и вернуться домой, обратный билет был уже куплен.

Шла Страстная седмица. Меня позвали на беседу с отцом Андреем, и батюшка благословил идти в келью, а завтра — на службу. Я ответила: «Аминь». Мне дали послушание встречать паломников в гостинице. Я и сегодня плохо говорю по-русски, а вы можете представить, что было шесть лет назад?.. Но Господь помог, не было никаких искушений, и я справилась. Надо просто Богу доверять, даже если не умеешь говорить. А после батюшка благословил меня нести послушание в пекарне, где я тружусь и сейчас.

Для меня это послушание было настоящим подвигом! Я не владею языком, а мне нужно быть руководителем мастерской. Я лечила людей, а теперь мне нужно печь хлеб. Но 15 лет работы в медицине были для того, чтобы я могла служить Богу. Я просто поняла, что мой опыт в медицине можно перенести с пользой и сюда. Главное — соборная молитва. Если будет молитва, будем ходить на службы, исповедоваться, причащаться — мы будем сражаться. А если будем расслабляться, ничего не получится. Всё просто... Эту мысль я пыталась донести до братьев, когда пришла на послушание, но они меня не понимали, пока я не взяла в руки акафист святителю Николаю Чудотворцу.

Это послушание, как и любое другое в монастыре, непростое. Здесь трудятся люди, у которых в прежней жизни были разные зависимости. Многое зависит от меня самой как старшей на послушании — насколько я буду проводником Бога, настолько они будут видеть во мне образ Божий. Мне кажется, что если бы хлеб здесь пекли профессиональные пекари, а не люди, которые много лет страдали от греха до прихода в монастырь и только здесь стали меняться, хлеб не был бы таким. Можно усилить вкус добавками, но тут людям дан такой талант за их покаяние и молитвы.

Сестра

Моя младшая сестра тоже монахиня. Она подвизается в монастыре в Косово. Там многострадальная земля, на которой много святынь. Обитель Печка Патриаршия, где живет сестра, небольшая, но там настоящие монахи, идущие за Христом. У них непростые условия, рядом с ними сегодня албанцы — другая национальность, и сестрам приходится даже ходить в сопровождении полиции ради безопасности, но они выбрали этот путь, на который благословил их Бог.

Мою сестру постригли в монахини раньше меня и нарекли ее Мардарией в честь нашего дедушки. Сербский патриарх Ириней, зная трудную обстановку в Косово, после пострига сделал монахине Мардарии удивительный подарок. Он оформил американскую визу, купил билеты в США и сказал: «Мать Мардария, мы едем в Америку». Бог сподобил родную сестру быть у мощей нашего святого дедушки, ей также подарили частичку мощей Мардария Либертвильского.

Моя сестра говорила, что когда находишься рядом со святым, чувствуешь, насколько ты недостоин, и в то же время чувствуешь, что тоже можешь стать святым, и не важно, где ты — в России, Беларуси, США или Черногории, — Бог с тобой, только посмотри — Он держит нас на руках.

В нашей деревне, на месте дома, где жил дедушка, каждый год 12 декабря митрополит Амфилохий служит литургию. Есть благословение, чтобы на этом месте был построен храм в честь Преображения Господня. Я помню, как мы с сестрами и братьями играли в детстве на месте дома дедушки, и всегда чувствую его покровительство.

Беседовала Дария Скляренко

Подготовил Вадим Янчук

Видео Ксении Карповой

16.05.2019

3 месяца назад
Благодарю Вас, Матушка Севастиана, за Ваш искренний, до глубины души живой, Рассказ. Жизнь становится Чудом, когда в неё входит Господь! Всё свято и дорого в Вашем Рассказе!!!

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать