X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Как мы прожили эти 20 лет: вспоминаем и делимся опытом (часть 1)

20 лет в жизни монастыря… Наверное, в масштабах истории это не так много. А вот 20 лет в жизни отдельного человека, ставшего монахом… Мы попросили сестер, стоявших у истоков, поразмышлять о том, как было тогда и как сейчас, поделиться своими воспоминаниями и рассказать о полученном опыте.

Монахиня Тамара (Игнатович): 20 лет назад было легче, сейчас тяжелее. Видишь многие моменты, которые нужно в себе исправлять, бороться. Трудно расставаться с грехом, не хочется.

Я, вообще-то, не люблю думать, что было 20 лет назад. Тогда казалось, что у тебя вырастут крылья, будешь подражать святым. Ан нет. Я недавно наткнулась на такую фразу: «Если у тебя выросли крылья за спиной — не каркай». Хочется научиться не каркать. Как и 20 лет назад, можешь похвалиться только своими немощами. Одна надежда: может быть, наступит такой момент, когда все-таки начнешь что-то делать.

20 лет назад мы задавали батюшке вопрос: «Монастырь созидался с нуля, у нас нет какой-то преемственности, с кого брать пример»? Батюшка тогда ответил, что нужно брать пример со святых. Сегодня нам нужно с удвоенной силой обращаться к небесным помощникам, потому что силы, оказывается, иссякают, грех не отпускает.

Я хочу пожелать всем нам научиться брать пример не только со святых, но и с людей рядом. В монастыре сегодня несут послушание 123 человека, из них около 70 монахов. И у каждой монахини, инокини, послушницы и трудницы можно взять что-то положительное для себя. Полезно посмотреть на человека внимательнее и чему-то поучиться.

Монахиня Тавифа (Бирюкова): Афонские старцы говорили о трех периодах в духовной жизни. Вначале монаху дается благодать, потом она отнимается ощутимым образом, а затем наступает третий период, когда благодать возвращается в своей совершенной форме, как молитва за весь мир. 

Если перенести это на монастырь в целом, то хочется верить, что мы, пришедшие в монастырь вместе двадцать лет назад, когда-нибудь приблизимся к порогу того периода, когда незаметно для нас самих возрастет в нас Царство Небесное.

В последнее время я всё чаще понимаю, какой же я счастливый человек. Удивительно, как произошло такое чудо: мы все вдруг оказались в одном месте и прожили такой период вместе. Здесь ведь ничего не было, и даже не было никаких предпосылок, что здесь появится монастырь. Многие приходили совсем не воцерковленные, недавно пришедшие в храм, буквально год-два. Что это было за дивное дело? Непостижимо!

Если честно, я, наверное, в большей степени живу тем, что получила в первые годы. Это некий запас Божественной энергии, которым ты можешь воспользоваться, даже если тебе больше нечем похвалиться. Мы приобрели тогда удивительный опыт — опыт жизни вместе одной духовной семьей.

Наверное, сложно понять, как такое вообще могло произойти в этом современном мире. Но тогда у каждого из нас была искренняя вера и некий дар полного послушания. Когда нужно было переступить порог монастыря, ты настолько доверял духовнику, что и мысли не возникло поступить как-то иначе. Ты чувствовал, что тем самым можешь отступить от Бога... Конечно, это состояние уходит, но тем прожитым периодом можно очень долго держаться на плаву. Это была настоящая жизнь, лучшее, что могло бы быть. И тот первоначальный опыт соборной молитвы и монастырской жизни, где все вдохновленно стремились к единству, дает силы и сегодня, когда требуется проявить терпение и верность.

Самое важное, к чему действительно хотелось бы вернуться сегодня, — не воспринимать нового человека как еще один номер в помяннике, а чувствовать друг друга, знать о каждой сестре, иметь ее в своем сердце, а через это стать способными молиться за всех людей, имея целью уподобиться Христу, к чему мы и призваны.

Хочется всем пожелать надежды и радости. 

Монахиня Руфина (Филиппович): Это вообще чудо, что посреди Минска появился монастырь. А первые сестры… В нашем мире, где столько суеты, вдруг услышать Бога, оставить всё и пойти за Ним…

На днях меня попросили дать небольшое интервью, как всё начиналось, как мы переживали тот период. А я даже не помню, как возводились храмы. Потому что тогда ты был занят совершенно другим: собой, своей новой жизнью, когда ты пошел за Богом.

Даже к облачению приходилось привыкать: мне было тяжело дышать, как будто скафандр надели. А выйти на улицу со скарбонкой… Вдруг тебя увидят знакомые?.. Но Бог терпеливо всё покрывал.

Потом нужно было строить отношения с сестрами. Мы жили по четыре-пять человек в келье. И если сестры были помоложе, то мне исполнилось 37 лет, уже сложился свой образ жизни, свое мышление, от которых отказаться очень сложно. И только постепенно, с каждым годом, Бог раздвигал границы: сначала ты видел себя, потом других.

Когда строится храм, первым делом кладутся кирпичи. И это долгий период. Затем храм отделывается с внешней стороны, что тоже занимает какое-то время. И только потом идет внутренняя роспись храма. В нашей жизни происходит так же: сначала мы созидались внешне. А сейчас, как мне кажется, идет внутреннее созидание монахинь и сестер милосердия. Потому что мы — семья, одно целое.

Я думаю, у многих сестер внутренний храм души построен гораздо основательнее. В разных ситуациях им удается увидеть другого человека, а не себя, промолчать, не сделать вреда. И это маленькая роспись твоего внутреннего храма. Я думаю, что в ближайшее двадцатилетие будет происходить дальнейшее созидание и монастыря, и внутреннего содержания каждой сестры. Пусть Господь укрепляет нас по молитвам друг друга.

Продолжение следует…

Подготовила Мария Котова

21.08.2019

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать