X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Что сложнее: быть многодетным папой или заниматься на силовых тренажерах?

На время проведения фестиваля «Радость» в центре Минска оборудовали площадку с силовыми тренажерами под открытым небом. Во внутреннем дворике Дворца искусства много детей. Короткую разминку с ними проводят энтузиаст Андрей Дубко и его помощники. Только после нее, подготовленными, дети подходят к тренажерам. Это StreetGym (СтритДжим) — новый вид спорта, который появился у нас в Беларуси в 2018 году и может стать международным. Его особенность в том, что заниматься могут и дети, и люди с любой комплекцией без физической подготовки, и даже люди с инвалидностью. К каждому из ребят Андрей находит подход. И это не удивительно, ведь он сам — многодетный отец.

— Андрей, что такое СтритДжим? Кажется, что площадок с тренажерами в нашей стране достаточно, тем же воркаутом многие занимаются. В чем особенность ваших тренажеров и занятий?

— Вы правы, спортивных площадок с обычными тренажерами в Беларуси много. Но там стоят тренажеры, на которых мы занимаемся под действием собственного веса. Они не подходят для профессионального спорта.

СтритДжим — это уличные силовые тренировки на тренажерах с изменяемой нагрузкой. Идея в том, чтобы объединить мир профессиональных спортсменов и мир обычных людей. Вы сейчас видели, что на этих тренажерах занимаются дети, и на них же могут заниматься профессиональные бодибилдеры. Вес на тренажерах меняется от минимального до 400 килограммов.

На нашей пока единственной доступной для всех площадке в центре олимпийской подготовки в Раубичах занимались как юные любители, так и профессиональные спортсмены, например, многократный чемпион мира по тайскому боксу Андрей Кулибин.

Есть такие тренажеры в Суворовском училище и в санатории «Зеленый Бор», но там закрытые территории, а в самом Минске пока таких площадок нет, к сожалению. Это мечта — оборудовать в людном месте нашего города площадку, проводить тренировки на улице, ведь и нагрузка воспринимается легче в насыщенном кислородом пространстве, и спорт популяризируется. Когда вместе занимаются абсолютно разные люди, стеснение, которое есть перед качками в спортзалах, исчезает. Смогут тут заниматься и люди с инвалидностью, для них тоже есть специальные тренажеры.

Появился этот спорт в нашей стране и у нас же производят силовые тренажеры. Но самому, без крупного мецената или господдержки, зарегистрировать федерацию и проводить соревнования трудно.

Вот оно — белорусское — бери и делай! Но нужна профессиональная команда из 5‒10 спортсменов, которые популяризируют эти мероприятия, чтобы на зоне с тренажерами постоянно присутствовал тренер, была соответствующая инфраструктура вокруг нее. А пока всё держится на энтузиазме 4‒5 человек.

— Вы сказали, что тренажеры силовые. Такие занятия безопасны?

— Эти тренажеры атравматичные. Они подходят новичкам и устроены так, что не дают возможности сделать неестественное движение.

Любительский спорт очень серьезно отличается от весьма травматичного профессионального спорта. Человек устроен так, что сразу не сможет в полной мере использовать свои мышцы, потому что у него просто не настроена нейромышечная связь. Мышцы сильнее сокращаются, когда протаптывается эта «дорожка» прохождения сигнала к ним из мозга. Профессиональный боксер, к примеру, какое-то свое движение должен повторить 10 000 раз, чтобы оно закрепилось на уровне рефлексов. Поэтому не переживайте, на наших тренажерах мышцы от поднятия тяжестей новичок не порвет! Да, в любом правиле есть исключения, но в 90% случаев ничего страшного не произойдет.

— Как Вы сами пришли в спорт?

— Я спортсмен-любитель. В детстве и молодости бегал, прыгал, занимался борьбой, боксом. После школы было Суворовское училище, затем поступил в инженерно-космическую академию, но СССР распался, и после года обучения поступал заново уже у нас в военную академию. И училище, и академию окончил с золотой медалью. Впереди — служба офицером, военная аспирантура, но перспектив не было, а появилась семья, дети, и я стал заниматься бизнесом. На 14 лет о спорте забыл, и несмотря на то, что вредных привычек у меня не было, здоровье пошатнулось. Только уже когда почувствовал, что разваливаюсь, вновь стал заниматься спортом.

— Своим детям Вы привили любовь к спорту?

— Я оговорюсь, что и у меня, и у моей супруги Ирины это второй брак. От первого брака у меня есть дочь Дарина, ей 24 года. С моей нынешней женой мы познакомились, когда ее дочери Даше было 4 года. Сейчас Даше 25 лет. С ней у меня очень хорошие отношения, она никогда меня отчимом не называла, для нее я «папкин».

Сын Даниил, когда ему было еще 13 лет, плотно занялся спортом. Однажды пришел ко мне и попросил купить велосипед за 430 долларов. Это большие деньги, но я помог, плюс он сам что-то собрал. Не зря: сейчас, в свои 18, сын стал чемпионом Беларуси по велоспорту, он мастер спорта.

Младшие девочки не в спорте — все танцуют, поют, рисуют. Маше 13 лет, Насте — 11, а самым маленьким, погодкам Лизе и Ане, — 7 и 6. Вот и пример того, что не обязательно поведение родителей определяет поведение детей. Возможно, даже наоборот, местами мое фанатичное занятие спортом в девчонках это желание отбило.

— Дайте совет, как молодому (или многодетному) отцу найти время на спорт?

— На спорт достаточно тратить два раза в неделю по часу, и форма не уйдет. На самом деле это время есть всегда, даже если ребенок родился, даже если работа тяжелая.

К примеру, один мой знакомый занимается спортом перед работой в 6 утра. Он приезжает на площадку в Раубичах тренироваться рано утром два раза в неделю. Ни семья, ни работа из-за его тренировок не страдают. Два раза в неделю на час раньше встать — это не меняет его жизнь радикально. Для него этого стало правилом, которое ему помогает не уйти от спорта надолго.

— Для Вас быть настоящим отцом — это…

— Ставить интересы семьи выше собственных. Но это сложно, у меня не всегда так получается.

Вот хочет мужчина уехать в субботу с друзьями на рыбалку, а надо детей на кружки отвезти, жене помочь, и он остается с семьей.

Важно расставлять правильные приоритеты, а остальное выстроится само. Я вот шучу, что когда доживем до пенсии, дети разлетятся, будем с супругой на танцы ходить. Пока времени мало.

— Вы согласны с тем, что духовная жизнь важна, как и спортивная?

— Да, но тут, как и в спорте, не всё получилось привить.

— Но Вы молитесь о своих детях?

— Конечно, и не раз видел действие молитвы. Они под Божиим присмотром.

— Интересно узнать, как с рождением детей менялись Вы сами…

— Когда появлялись на свет первые дети — эмоции были неосознанными, проходили сквозь меня, а уже с более поздними детьми всё было иначе. Их рождение было событием, которое помогало увидеть со стороны и себя самого.

Когда я стал старше, рождение детей наполнилось смыслом, философией, это уже был не просто физиологический процесс. Я полностью осознал какие-то свои обязательства, принял их. Отцовство стало осознанным.

— Как в вашей семье происходит распределение обязанностей?

— Мы все стараемся поддерживать нормальную физическую форму, заниматься спортом, творчеством и не излишествовать, ни у кого нет вредных привычек. На этом всё идеализированное в нашей семье заканчивается.

Я бы хотел, чтобы было как в американской рекламе из 60-х, где в яркой квартирке счастливое семейство встречает отца. Но это не так. Младшие дети постоянно делят родительское внимание, ссорятся между собой. Старшие «залипают» в интернете. Понимаю, что это плохо, а ничего сделать не могу. Мне хочется, чтобы в их жизни было еще больше спорта или творчества. Но у них свое видение.

Наши дети не всегда спешат помочь с домашними обязанностями. Возможно, потому, что я лет пять назад хотел обеспечить им околорайскую жизнь и всё делал сам. Теперь в этом вопросе я уповаю на Бога и просто молюсь, чтобы каждый из них нашел свой путь и возможности, чтобы жизнь им помогла стать достойными людьми и всё-таки научиться трудолюбию — чему я их не приучил.

— А чему Вы учите детей?

— Тут важен личный пример. Развиваю в них терпимость к миру и людям, психологическую устойчивость. Тренинги даже для них устраивал. Я считаю, что если ребенок что-то негодное творит — бить нехорошо, а вот объяснить, повысив голос, можно. Если ты не вспылил, а объяснил всё, ребенок начинает понимать, что нужно к этому более спокойно относиться, становиться психологически более устойчивым.

— Чему Вы у них научились сами?

— Мои дети делают меня лучше. Порой возникает желание сделать что-то нелицеприятное, но я понимаю, что у меня дети — мне нужно соответствовать.

Я вижу в своих детях свет и добро. Думаю, что они лучшим сделают и наш мир.

— Что самое главное в семейной жизни?

— Любовь…

Беседовал Вадим Янчук

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива Андрея Дубко

9.10.2019

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать