X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Христианские имена (Часть 1)

«[Христиане] должны всячески стараться давать детям такие имена,
которые бы не только возбуждали к добродетели
самих получающих эти имена,
но и для всех других и для последующих родов
служили наставлением во всяком любомудрии».

(Св. Иоанн Златоуст)

Семь десятилетий страшной болезни, именуемой большевизмом, нанесли урон не только культуре многих стран — они едва не прервали связь времен, вырывая из жизни людей веру, бывшую неотъемлемой частью бытия. Во дне сегодняшнем мы пытаемся восстановить эти знания, осознать необходимость традиций, преданий, обрядов. Увы, разрушать всегда легче, чем созидать, и нельзя вернуть утраченное в один миг. Отсутствие знаний, вчера понятных каждому ученику приходской школы, сегодня рождает сотни и тысячи суеверий, ошибок и заблуждений. Предрассудки, заслоняющие и даже искажающие собой веру, происходят от незнания, или же знания искаженного, поверхностного, недопонятого, а то и вовсе злонамеренно искаженного. «Предрассудок — дитя невежества», — говорил Уильям Гэзлитт. «Суеверия порождаются не только полным невежеством. Еще сильней они связаны с неполным знанием, с полуобразованностью», — дополнял его Ю. А. Шрейдер.

Каждый человек имеет имя. Но для большинства оно стало столь привычным, что редко кто задумывается о его сути, — не только о значении этого имени, но и о высоком смысле именования человека. В разных странах, культурах и религиях имена даются по разным причинам. Мы — христиане, и имена имеют для нас особый смысл. Увы, из-за отсутствия надлежащих знаний множество христиан рассуждают о своих именах с точки зрения чужих учений, язычества и бродящих в народе суеверий. Но у нас есть своя, удивительная, надежная, данная свыше «система координат» и «точка отсчета», используя которую мы познаем мир вокруг себя. «Для читающих Библию нет вопросов, для не читающих — нет ответов», — говорили мудрые. Попытаемся разобраться в значении имен с точки зрения православного христианина, рассмотрев их историю, связанные с ними традиции и даже некоторые курьезы и суеверия, вооружившись знаниями против тьмы невежества.

История

«Православным имена должны быть даваемы исключительно
в честь святых Православной Церкви,
и строго воспрещается давать имена римско-католические,
протестантские и прочие».

(Санкт-Петербургский духовный вестник, 1895, № 36)

История имен восходит к началу начал и повествуется нам еще из Книги Бытия. Сотворив мир, Создатель населил его животными, птицами и рыбами и привел их к человеку для того, чтобы, дав им имя, он получил власть над ними (См.: Быт. 2: 19, 20), так как понимал их суть, которую и отражал в имени. Самому человеку первое имя дал Сам Создатель, и впоследствии уже Адам нарек имя своей супруге — Ева, что означало «жизнь», ибо от нее произошел род людской. Это важно и символично: человек не сам выбирал себе имя, а получил его от Бога как символ связи с Ним. И тут же получил воистину царское право — самому давать имена, постигая суть и получая власть.

Интересный факт, ныне забытый многими: согласно Ветхому Завету, «получить от Бога имя» означало встать на спасительный путь, начать новую жизнь и новое служение, а вот сделать себе имя самостоятельно (Ср.: Быт. 11: 4) означало воспротивиться Богу, проявить своеволие, строить вавилонскую башню, чтобы прославиться.

Сегодня благодаря 70-летнему «плену безбожному» мы уже привыкли праздновать дни рождения, а не дни именин, постепенно забывая, насколько важен для нас именно этот праздник. Как известно, от Адама и Евы из поколения в поколение передаются их потомкам греховные наклонности искаженной прародителями человеческой природы, поэтому помимо рождения от плоти так необходимо рождение от Духа — Крещение, при котором человеку нарекается имя. Согласно указанию Требника (гл. 2) имена христианские должны быть нарекаемы младенцам в восьмой день по рождению, по примеру Спасителя, принявшего имя Иисус в восьмой день по рождению (См.: Лк. 2: 21), как требовал того ветхозаветный закон обрезания и наименования (См.: Быт. 17: 4–15) — традиция благочестивая и древнейшая.

И вот тут необходимо сделать уточнение, ибо в народном сознании, наполненном суеверными слухами, даже это таинство подчас истолковывается превратно. Крещение и наречение христианского имени в Православии — это не второе рождение! Это противоречит «Символу веры», да и просто здравому смыслу, поскольку есть лишь одно рождение, одна жизнь земная и одно воскрешение из мертвых. Крещение — не второе рождение, это лишь поэтическое наименование, а по сути своей это начало нового пути, связи с Богом, иного образа жизни и мировоззрения, первого шага на пути к спасению. Апостол Павел призывал совлечься ветхого человека и облечься в нового (Ср.: Кол. 3: 9–10), и это цель христианского бытия! Это усилие воли человека, сбросившего с себя пороки греховные и облекающегося в добродетель.

Если крестится взрослый человек, вставая на путь трудной, но величественной дороги к Богу, то это его воля и выбор, если младенец, то это воля, опыт и разум его родителей, желающих своему чаду жизни в Любви, жизни с Богом. Мало найдется на земле людей, открыто заявляющих, что материальное выше духовного, так же и рождение от Духа выше и важнее рождения от плоти. Поэтому и был так любим до революции на Руси светлый праздник именин. Праздник, когда человек стал христианином!

Итак, мы помним, что со времен Ветхого Завета значение имянаречения было огромным. Откуда же пошла традиция давать детям те христианские имена, которые носили православные подвижники? Уже в V веке, по свидетельству блаженного Феодорита, была традиция нарекать крещаемым святые имена: «Зная подвиги святых, их жития, получая по молитве помощь от них, христиане имели искреннюю любовь к угодникам Божиим, дорожили их именами и давали их своим детям». В православной традиции христианские имена — это еще и память об объекте для подражания, и свидетельство своей веры (как нательный крест на мирянине, как облачение на священнике, так даже имя «проповедует» о вере своего носителя!), в отличие от язычников, у которых имена служат лишь для отличия друг от друга и по сути своей являются кличками. Изучая жизнь того святого, в честь которого назван, человек стремился подражать ему по мере сил, и даже в этом была еще одна суть христианского имени — стать добрым уроком!

Имя младенцу выбирали по церковному календарю с днями памяти святых — святцам. Как и любая традиция, этот обычай возник не на пустом месте, а в результате благочестивых размышлений: ведь таким образом христианское имя давалось словно не волею человека, а Промыслом Божиим, подобно тому как когда-то Господь нарек имя первому человеку. Таким образом, имя ребенку давал Господь, устраивающий его рождение (а следовательно, и крещение на восьмой день), а нарекался человек через совершающего таинство священнослужителя.

«Даря родителям дитя и устраивая день его рождения, — пишет о. Андрей (Лоргус), — Господь уже тем самым указывает его имя. Определить же волю Божию мы можем по православному месяцеслову, в который включены имена святых, прославленных Церковью».

В большинстве храмов древней Руси находилась огромная икона «Минеи на месяц» (календарь на год) с изображением всех святых, расположенных по дням, — как наглядный пример для не знающих грамоты. Одним из первых именословов на Руси можно назвать древний труд «Речь жидовского языка переложена на русскую и в Евангелиях, и в Апостоле, и в Псалтыри, и в Паремии, и в прочих книгах», где приводится 115 библейских имен (произведение содержится в «Кормчей книге» 1282 г. Новгород). В святцах XIII века содержится уже 330 мужских имен и 64 женских, месяцеслов 1891 года включал в себя 900 мужских имен и 250 женских. На день сегодняшний святцы включают несоизмеримо большее количество имен и, соответственно, добрых примеров (а также небесных покровителей и заступников).

Но говоря об этом благочестивом обычае, не следует забывать, что существовали и другие имена, более редкие, но, как разумные и достойные, также одобренные Церковью. Родителю разрешалось крестить ребенка не тем именем, которое было указано в данный день в святцах, если он давал обет какому-либо святому назвать младенца его именем. Это решение своеволием не считалось. Крещаемый в зрелом возрасте сам мог выбрать имя какого-либо почитаемого им святого, ибо было ясно, что в этой искренней любви человек будет подражать своему покровителю в добрых делах усердно и добровольно. Постригаемых в схиму монахов нарекали новым именем по той же сути (перемена образа жизни и начало нового служения), но по несколько иным традициям.

Таким образом, мы видим, что имя давалось Церковью по нескольким правилам. Ибо христианство — религия умных людей и обрядность (само слово переводится как «наряд», «одежда») — при всей своей традиционности и красоте не подменяло собой сути. Прежде всего человек должен помнить, что он крестится не во имя святого, а «во имя Отца, и Сына, и Духа Святого» и, встав на путь христианства, становится учеником Христа, имея любовь к Богу и людям. А добрые традиции наречения имени — огромная помощь нам как примером, так и заступничеством нашего небесного покровителя. Лучше всего смысл этой традиции выразил Антоний, митрополит Сурожский, сказав: «Человек, названный в честь какого-либо святого, уподобляется храму в честь этого святого — живому храму».

Помимо жития святого, необходимо знать свое христианское имя в правильной церковнославянской форме (Егор — Георгий, Корней — Корнелий и т. д.) и помнить молитвенное призвание святого, имя которого носишь. Но наиглавнейшее — быть достойным заступничества своего небесного покровителя.

Продолжение следует…

15.10.2018

1 месяц назад
Благодарю Вас за очень важную тему возрождения нашего христианского самосознания!

Написать комментарий...

Цитата

Подпишитесь на
нашу рассылку

Аудиослушать больше >>

11.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
11.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
10.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
09.11.2018
04.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок

Хоры
монастыря

страничка хоров >>
Комментировать