X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Смирение есть одеяние Божества»

«Смирение есть одеяние Божества». Старец Ефрем Аризонский

Мы вступаем в Великую Седмицу Страстей Господних. Путь на спасительные Страдания Он начал из Вифании, из деревни, где жили Марфа и Мария, оттуда на осляти Он со Своими учениками отправился в Иерусалим. Хозяина Престола Славы мы видим одновременно сидящим на Престоле смирения. Вот чему хотел научить нас Господь Своим восседанием на смиренном животном — смирению!

 

Своим смирением Христос поднял на ноги всех жителей, даже дети воспевали: осанна Сыну Давидову: благословен грядый во имя Господне (Мф. 21: 9). Он взволновал и поднял на ноги весь Иерусалим. «Кто это?» — выкрикивали те, кто не знал Христа; народ бежал, срывал финиковые ветви — вайи — и бросал Ему под ноги.

 

Поразительно смирение Христово! Мы видим Богочеловека, Который в простоте смиренно сидит верхом на осле! Какой прекрасный урок получаем мы, глядя на Его пример! И проходя дальше Священнейшую Страстную неделю, мы видим еще большее смирение. Мы видим, как Он терпит мучения, издевательства, пощечины, несет тяжести тюремного заключения, как поднимает на плечи Крест и падает под его тяжестью. Кто может осознать, что Бог на земле получил пощечину от тленного человека, которого Сам сотворил, сотворил прекрасным, совершенным, мудрым, «богом по благодати» на земле! И этот человек потом поднимает руку на Бога! Если нас ударит наш ребенок — мы выходим из себя, возмущаемся: «Как ты мог поднять руку на мать или на отца?!» И что такое мать и отец в сравнении с Богом на земле? Просто тленные люди!

Вот где красота Христова — в смирении! Но если бы Он не был смирен, то не был бы Богом. Он не властитель, не надменный командир; Его слава — смирение. Наибольшая слава, которую может иметь человек на земле, это когда он стоит выше всех, как, например, Царь. Большей славы человек стяжать не может. Но когда растет слава Царя? Когда он смиряется, когда ездит по деревням, посещает бедных, увечных, ест за одним столом с нищими — тогда народное уважение к нему растет! Доброта, любовь к людям и смирение возвышают его в глазах подданных, и так растет его слава.

 

Мы говорим, что Бог есть любовь. Но когда к нам приходят испытания и искушения, то мы начинаем думать, что любви нет. Что сказать, когда у тебя забирают ребенка, мужа, когда чадо остается парализованным? Диавол сыграет на твоих страданиях и представит дело так, что будто бы виноват Бог! Ведь перед глазами ты имеешь не любовь, а что-то другое. Ты, конечно, поколеблешься, если в тебе нет твердого осознания того, что Бог есть любовь.

Суды Божии — бездна. Ты веришь, что Бог есть Отец, а никакой отец никогда не захочет зла своему чаду. Бывает, что Он тебя встряхнет, пресечет твою волю; но не так ли делает и твой отец по плоти, который, ты знаешь, тебя действительно по-настоящему любит? И если уж отец по плоти поступает так, то что сказать о Боге-Отце, Который весь есть любовь? Ведь если бы Господь не любил тебя, то не пошел бы на Крест. Никто бы другой не стал человеком, не потерпел страданий в жизни, никто не принес себя в жертву таким позорным, унизительным образом!

 

Ну-ка, представьте, как вы лежите на кресте и в вас забивают металлические гвозди! Нам от простого укола больно, а как вытерпеть живому человеку с живым сердцем распятие, висеть на кресте, когда твое тело держится на одних гвоздях? С ума ведь сойдешь. Однако Бог, Который мог одним Своим мановением все это прекратить, терпел! Для кого Он терпел? Для Себя? Нет, для меня! Если бы Он не любил меня, то разве пошел бы на это? Но Он претерпел все это от Своей любви ко мне. Разве такая любовь может творить неправду? Никогда! А может, Бог такой же, как я: сегодня хороший, а завтра плохой? Нет! Бог всегда один и тот же! Бог никогда не меняется! Разве я ведаю Суды Божии, когда говорю, будто Он поступает несправедливо? Разве могу я судить Бога? Разве я ведаю ум Господень, или разве могу я стать советчиком Ему или судьей в том, как Ему поступать? Когда ты заграждаешь уста диаволу и через преодоление искушения и испытания приобретаешь знание, то становишься мудрым. Когда же он приходит и начинает тебе клеветать на Бога, чтобы ниспровергнуть веру в Него, ибо знает, что, уничтожив веру, прежде всего сломает всю твою жизнь, то ты, имея знание и смирение, отворачивайся от него!

Чем Христос победил диавола? Смирением!

Чем человек был побежден? Собственным эгоизмом. По гордости он поверил диаволу, который внушил ему, что если вкусит от плода, который Бог запретил есть, то станет богом и сможет различать добро и зло. Плод был красив на вид и оказался сладок на вкус, так что Еве очень хотелось его съесть. С другой стороны, слова диавола «станете как боги» возбуждали в ней мысль: «Вот как хорошо: съем-ка и через несколько мгновений стану богиней!» Она съела и была изгнана из Рая. Вот ведь какой обман!

Но так же и с нами: когда мы слушаемся диавольских наущений, злых помыслов, которые он нам внушает, помыслов гордыни и упрямства, то надмеваемся. В надмении мы совершаем ошибки и в мыслях, и в словах, и в поступках.

 

Потому Христос научает нас смирению, которым связываются все козни врага. Смирение не дает человеку сбиться с пути, не дает впасть во грех, потому что чем выше возносится человек, тем больнее приходится ему падать. Премудрый Соломон говорит, что лучше упасть с высоты, чем пасть от невоздержанного языка. Лучше упасть, сломать руки и ноги, чем пострадать от языка, который может повредить гораздо сильнее. Чего только не творит язык! Давид говорит даже, что язык как открытый гроб (Ср.: Пс. 5: 10). Когда открываешь гроб, то видишь там кости, червей, нечистоту, смрад! Так же, когда открываются уста, которые, как гроб нечистотой, исполнены страстности; именно из таких уст выходит наружу всякая мерзость и непотребство, что для благоразумных людей отвратительно. Наоборот, смирение есть красота христианина!

Христос, сама мудрость, в глазах мира являлся неграмотным и делом-то занимался простым и малоприбыльным. Учеников Себе Он избрал не из ученых, а из рыбаков, которые даже на своем деревенском языке говорили с ошибками; Он, правда, со временем сделал их мудрыми, многоглаголивыми, пророками, чудотворцами, духоносцами, показал их апостолами, ловцами, уловившими Словом Вселенную! И сегодня ведь нужно закончить университет, чтобы изучить Новый Завет, который написали эти неграмотные апостолы.

 

Авва Исаак Сирин говорит, что настоящее смирение, приобретенное опытом, «есть одеяние Божества», и тот, кто обличен настоящим смирением, обличен в Бога. Далее он говорит, что если бы Бог не облек Свое Божество смиренным человеческим естеством, то ни поверхность, ни преисподняя земли не смогли бы принять в себя «Божественный Огнь». Под покровом человеческого естества Он сокрыл Свое Божество, прикрыл «Огнь» завесой и так сошел на землю и говорил с людьми, не попалив земли Огнем Божества. Как могло Божество говорить с человеком и при этом не попалить его огнем? Невозможно человеку увидеть Лицо Мое и остаться в живых (Ср.: Исх. 33: 20), — говорит Моисею Бог, когда тот восходил на гору Сион, чтобы принять скрижали Завета.

Так, сокрыв смирением Божество Свое в смиренном человеческом естестве, Господь вступил в бой с диаволом и Своей Кровью отбил у него трофей — человека и «принес его как жертву Богу и Отцу», то есть принес человека Богу и Отцу как победный трофей. Как властитель, захватывая во время войны какой-нибудь город, входит в него и забирает себе все самое ценное и красивое, так и Христос, победив диавола, отнял у него человека и «принес Богу и Отцу», как победный трофей. Поэтому и человек, имеющий смирение, побеждает диавола.

 

Знаете, почему нас побеждает диавол, и меня первого? Потому что в нас живет эгоизм. Собственная гордость заставляет нас пасовать перед диаволом, побеждаться помыслами, страстями и немощами. Мы не облечены одеянием Божества, чтобы отгонять от себя диавола. В нас нет огня Божества, истинного смирения в душе, в сердце, отчего диавол и касается нас своими ядовитыми когтями, приходит в безобразии и расстраивает душу. Некоторые люди (по незнанию, конечно) думают, что свободны от эгоизма.

Но присмотритесь, как мы порой выходим из себя во время гнева! Если бы сфотографировать нас в момент гнева, а потом, когда успокоимся, показать нам эту фотографию, то мы, верно, онемеем от изумления: «Неужели это мы?» Если записать на магнитофон то, что мы в гневе говорим, и дать нам потом все это прослушать, то как же нам, наверное, будет стыдно! Так бывает, когда мы, несчастные люди, действуем сообща со своим эгоизмом. Эгоизм — вещь зловонная: он выставляет нас на позор перед людьми, а мы того не замечаем. Мы становимся всеобщим посмешищем, когда бранимся, когда оскорбляем, когда осуждаем, когда говорим и делаем вещи неподобные. Люди смотрят на нас с жалостью, а мы гордимся собой, своей якобы смелостью. Вот до какого безумства доводит нас этот безобразный и страшный эгоизм!

 

Чего у нас для этого нет? Нет запретительного слова? Нет трезвения — этого страшного оружия против всякого лукавого помысла? (Трезвение живет в нас, когда мы бдим, когда внимаем своему внутреннему человеку, чтобы не допустить в душу заразу или вовремя остановить врага, не допустить войти ему внутрь.) Деланием трезвения, поражая врага оружием молитвы, мы храним в себе мир пред Лицем Божиим.

Бог пребывает всегда. Одним Словом Своим Он сотворил бесчисленные миры, все в Его власти, нет ничего невозможного для Бога. Однако Он сошел на землю, чтобы спасти человека, чтобы показать ему, что Бог — не жестокий властитель, но Он — нежный Отец, Который прощает, Который по-настоящему любит, ведь если бы Он не любил, то не стал бы Жертвой за нас!

 

Хотите еще пример Христова смирения? Посчитайте, сколько за одну минуту люди произносят проклятий в адрес Бога и Божией Матери? А за годы, а за века сколько проклятий?! И что же Бог? Он поднимает Свой меч и карает хулителей? Нет! А вот мы так бы и сделали. Мы, «большие люди», живущие в чести и славе, или, другими словами, в эгоизме и гордости, тут же схватили бы свои мечи и обрушили на головы наших оскорбителей. А вот Бог слушает и терпит, потому что Он продолжает жить в человеке и человек в Нем.

Бог есть абсолютный Дух, «везде сый и вся исполняяй». Бог Своими нетварными энергиями присутствует везде, во всех людях и во всем творении. Как свет и солнце разливаются везде, так и Бог. Велико долготерпение Божие!

Что есть общего между эгоизмом и долготерпением? Ничего. Где эгоизм — там месть и нетерпение. Смиренный же рассуждает так: «Не случилось ничего страшного, я прощаю. Пусть он сказал и поступил плохо, я же буду побеждать зло добром. Он меня оскорбил — я отвечу ему добрым словом. Он поступил несправедливо, а я сотворю ему милость!» — так мыслит смиренный. Гордый же будет оправдываться и мстить. Разве Бог так поступает? Нет! Значит, Бог, пребывающий в неизреченной славе, смиренно терпит; а мы, несчастные, созданные из брения люди, заявляем о своих правах и требуем справедливости. С нашей стороны это безумие, и, значит, мы постоянно несем на себе вину перед Божиим долготерпением и смирением.

Завтра мы оставим временную жизнь и отойдем к Богу. Что мы ответим Христу, когда Он спросит, что мы ради Него сделали? Ответим, что не подвизались, потому что не имели сил и произволения? «По крайней мере хотя бы в невольном подвиге ты показал терпение?» — спросит Христос. Что такое невольный подвиг? Если в болезни, в немощи, когда нас оскорбляют, унижают, гонят, мы благодарим Бога и терпим с мыслью, что по своим грехам достойны всего этого, то это и называется невольным подвигом.

Можно сказать Богу: «Боже мой, я не подвизался добровольным подвигом, но безропотно терпел скорби, которые Ты мне посылал по Своей Премудрости: терпел болезни, вдовство, обиды, несправедливости... терпел ради любви к Тебе!» И тогда Христос скажет: «А вот что Я для тебя сделал: посмотри на Мои руки и ноги — на них раны от гвоздей; посмотри на Мои ребра — они пронзены копьем; посмотри, на голове Моей Кровь от тернового венца, посмотри на Мой мокрый от пота лоб, посмотри, что стало с Моей спиной после бичеваний! Телом и душой Я пострадал ради тебя. Итак, Я принимаю твои страдания».

Но если мы сами не подвизаемся и в находящих на нас скорбях ропщем, то пойдем к Богу с пустыми руками, и нам нечего будет принести Христу. Что мы Ему скажем? Вместо золота, алмазов и драгоценностей у нас в руках будут солома, ржавые консервные банки и грязные лохмотья — таковы наши дела. И Христос скажет тогда: «Что же, за все время, за все годы жизни, которые Я тебе даровал, ты только это и смог накопить? Я столько всего для тебя сделал, а ты Мне принес мусор?» Совесть тогда скажет нам, что это правда, и как беспристрастный свидетель удостоверит истину. Заградятся уста человека, отвечать будет нечего.

Так, некий человек, который видел Бога, только взглянув на Него, сразу понял, что Христос знает все, что одним Своим взглядом Он судит и выносит приговор. Не нужно ни Христу открывать уста, ни человеку оправдываться. Все было решено одним лишь взглядом. Христу не требуется ничего говорить: во-первых, потому, что Он ведает все, и, во-вторых, потому что в нас самих есть непогрешимый свидетель, наш внутренний судия — наша совесть, и ее свидетельство неоспоримо и верно.

Потому необходимо нам, чтобы спастись, идти к свету и блаженству в Боге через молитву, через добродетельную жизнь и смирение, прислушиваться к голосу своей совести и исправляться всякий раз, когда она нас обличает. Аминь. Да будет!

Из книги «Искусство спасения. Беседы. Том 1»

 

02.04.2018

7 месяцев назад
Художнику, чьи работы сопровождают статью - низкий поклон и глубокая благодарность! С уважением, р. Б. Мария.

Написать комментарий...

Цитата
Жизнь монастыря

Подпишитесь на
нашу рассылку

Аудиослушать больше >>

11.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
11.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
10.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
09.11.2018
04.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
04.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок

Хоры
монастыря

страничка хоров >>
Комментировать