X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Престольный праздник у подворских братьев

Престольный праздник у подворских братьев

На подворье Свято-Елисаветинского монастыря многие люди приходят, чтобы побороть свои зависимости. Здесь нет замков и медицинского персонала, привычных атрибутов реабилитационных центров, но есть храм в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», ферма и множество мастерских. Здесь все — братья, а главные лекарства — покаяние, желание жить по совести, Причастие, молитва и труд.

Расположено мужское подворье рядом с деревней Лысая Гора. Сюда я приехал утром на монастырском автобусе и первое, что увидел — как братья подходят к труднице, и она помазывает их освященным елеем. Сестру зовут Елена. Вместе со всеми подхожу для помазания и рассказываю о своей журналистской задаче.

— Вам лучше бы приехать к нам вечером, когда служится акафист иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Братья его читают все вместе каждый вторник, — советует сестра.

Но сейчас начало рабочего дня, и я прошу ее провести для меня экскурсию.

— Все, кто пришел на подворье и остался здесь, — это подвижники, — говорит сестра Елена по дороге на ферму. — По-другому не могу их назвать, потому что случайный человек здесь ни одного дня, ни одной минуты не будет. Это Божии люди, которых Господь привел, собрал. Все осознают и свою греховность, и свои немощи, все — кто как может — пытаются спастись. Не всем, конечно, всегда всё удается, но Божией милостью всё будет хорошо. И наш духовник отец Андрей Лемешонок за нас молится.

Спрашиваю, есть ли у сестры Елены личная история, связанная с иконой «Неупиваемая Чаша». Оказывается, есть:

— Мой муж пил, а когда я пришла к вере, стал еще хуже пить, ожесточился. Говорил: «Скорее бы ты ушла в свой монастырь, скорее бы ты меня освободила, чтобы я жил так, как хочу». Я молилась Богу. Просила, чтобы Он управил и чтобы муж изменился. Ездила в монастырь, читала акафист перед иконой «Неупиваемая Чаша». Молилась раньше, когда мы жили вместе, и молюсь до сих пор. Я уже тридцать лет молюсь... Он практически перестал пить, потому что попал в сложные жизненные обстоятельства. У него нет машины, нет бывших друзей-алкоголиков. Он стал более смиренным. Я уверена, что сила Господня и наши молитвы помогли. У Бога ведь ничего не остается без внимания, всегда Его сила действует…

Тем временем мы оказываемся на ферме. Братья, видя, что я фотографирую, отворачиваются. Прошу сидящих на ступенях фермы мужчин рассказать свои истории, но большинство из них сразу уходят. О проблемах и прошлой жизни говорить никто особо не желает. Остается брат Георгий с другом. Он считает, что с зависимостью ему помогают справиться общность и молитва. Друг одобрительно кивает головой. Наконец, братья уходят помогать, а мы с сестрой Еленой возвращаемся на ремзону. Здесь я знакомлюсь с братом Юрием. Он показывает мне все сельскохозяйственные орудия, которые сделал с напарником практически из металлолома, и рассказывает свою историю:

— Тружусь в гараже. Прежде год проработал на пилораме, потом был агрономом, потом слесарем, а когда три года назад Кузьмич переехал ближе к храму на другое послушание, я на его место и перешел.

У меня был друг, парень-инвалид, мы вместе служили в Афганистане. Однажды я ему подарил икону с акафистом «Неупиваемая Чаша». Саму бумажную иконку нашел, еще когда работал на пилораме, сам сделал рамку, по моей просьбе для нее и стекло вырезали. Пришел к другу через время и узнал, что он перестал после этого пить! Такое чудо.

Когда я жил с женой, у меня случались страшные дни... Я в Москву очень часто ездил по работе. Занимался монтажом вентиляционных систем. Прибыльное дело. Однажды сдали объект, и мне начальник сказал посидеть дома, пока другой объект появится. А тут карман денег — я «сел на стакан»… Если честно, не помню, до чего там всё дошло, но пришла милиция…

Встретил я белую сестру, рассказал всё. Она говорит: «Поедете в Москву — пропадете. Езжайте вы в монастырь, на подворье». Так я оказался тут. И скажу, что я счастлив! Потому что я или «сгорел» бы, или сел, или просто умер... А здесь я практически пять лет живу. Не то что я такой святой. Выезжаю в мир. Могу выпить, но возвращаюсь обратно трезвый, потому что надо отмечаться у старших. Отчитался — и дальше работаю. И пять лет я уже не употребляю, как это было раньше. По вторникам ходим на акафист перед иконой «Неупиваемая Чаша». На следующий день — литургия. Это в порядке вещей. Слава Богу, что такое место есть! Я доволен.

Сразу за ремзоной я увидел небольшой пруд, часовню и двух мужчин, которые в этом живописном месте ловили рыбу. Один из них, брат Алексей, говорит, что сегодня у них выходной, а так он работает «на коровках».

— У нас и коровки, и телятки, и бычки, — рассказывает он. — Работа тяжелая, встаем рано и работаем до восьми-девяти вечера. Всё делаем своими руками. Ходим на молитвы, на Псалтирь. По два-три часа стоим на молитве! Для меня это тяжело, но я смиряюсь. А Бог мне дает всё! Мне, допустим, предлагают выпить, а я отвечаю, что это от дьявола, и мне не надо. Меня Бог исцелил от этого, и я больше не пью. Здесь многие спиртное не употребляют, многие бросили курить.

Господа Бога я обрел в тюрьме. Там тоже есть и церкви, и верующие. В 1994 году принял Православие, там крестился.

Знаете, упасть в грязь, прямо в болото, — недолго. Но нас Бог спасает, дает исцеление. Больше года я на подворье. Батюшка Андрей меня благословил. Зимой пришел к нему, упал на колени. Он мне говорит: «Вставай! Поедешь на подворье?» Я ответил: «Поеду».

Когда Причастие у нас, ты идешь к Чаше и получаешь облегчение. Словно заново родился…

Пусть братья приходят к нам! Господь даст им силы исцеляться. Бог сказал: «Я вас освобожу, истинно свободны будете». Как это там всё будет, Господь Бог распорядится, а нам только надо слушаться и смиряться.

Само подворье, где живет большинство братьев, находится в километре от фермы. Вокруг — лес. Брату Владимиру, с которым я познакомился здесь, предлагаю вместе прогуляться — время обеденное, можно немного отдохнуть и поговорить. К слову, говорит брат Владимир тихо, как монах:

— Здесь, на подворье, я понял, что Господь и Божия Матерь меня любят и что больше ничего не надо. Здесь я бросил пить и курить. Что ни попросишь у Богородицы и Христа, то Они и дают, настолько помогают нам и лелеют нас! Слава Богу за всё! Можно только радоваться жизни!

Смотрю, как люди тянутся к Богу. Хотят быть послушниками. В мир уходить я тоже не хочу, думаю посвятить свою жизнь Богу. Мечтаю, чтобы тут образовался мужской монастырь. Как-то митрополит приезжал, говорил, что будет со временем здесь обитель…

Брат Александр трудится в свечной мастерской. Еще недавно он тоже был подворским насельником, но сейчас живет в Минске, и сюда мы ехали с ним в одном автобусе. Добрый, улыбчивый, открытый человек. Он многое пережил и сейчас искренне радуется каждому мгновению жизни:

— Я принимал наркотики больше двадцати лет. Первая кома у меня была в 13 лет. Сейчас мне 37. Два года уже ничего не употребляю. В какой-то момент я понял, что у меня нет нормального, здорового общения ни с родителями, ни с семьей. Просто не видел ничего. Всё время находился в отчаянии. Сколько у меня было попыток суицида!.. Честно, я просто устал.

О подворье мне рассказал мой друг. Я приехал к отцу Андрею. Батюшка в первый же день меня благословил. Больше года был здесь, на подворье, а последние восемь месяцев живу в миру.

Жизнь начал с чистого листа. Просто поменял всё, постарался забыть прошлое. Люди ищут эйфории, какого-то взрыва, каких-то эмоций. А на самом деле самая хорошая эмоция — это сама жизнь! От нее можно получать намного больше сил. Подумайте о том, что жизнь вам дала!

Я очень долго стоял на коленях у иконы «Неупиваемая Чаша», я реально просил… Жалею, что очень поздно пришел тот день, когда в голове всё перевернулось. У меня были жена, трое деток. Но я редко сейчас с ними вижусь, жена не может простить мне прошлых обид.

Бывает, мысли просто рвут голову, но я уже сам понимаю: одного раза не будет, за одним разом последуют десятки. Понимаю, что если уколюсь, то потеряю самое дорогое — благодать. Я умру просто. Вы знаете, что такое смерть наркомана? Это ад, это преисподняя! Весь этот ужас я пережил, это очень страшно. Поэтому я хочу пожелать всем — не стоит даже пробовать!

Мало кто употребляет впервые из интереса, большинство пробуют в поисках искусственной эйфории, ведь что-то не так складывается в жизни. Всё это вполне можно заменить хотя бы просто разговором с мамой, получить от этого удовольствие. Можно ездить в церковь, причащаться, общаться, но общаться на здоровые темы, а не о том, кто, где, когда и за сколько. Можно жить!

Подворье приняло меня таким, какой я есть. Я очень признателен всем братьям и матушкам. Благодаря многим людям Господь меня реально изменил, хотя бы дал понимание того, что нужно бояться не получить прощения. То, что висел разбойник на кресте, — это не про меня... Просто я очень сильно боюсь закончить свою жизнь непонятно где и уйти в вечную жизнь в такой же бардак, в каком здесь жил…

Был теплый солнечный майский день. Я слушал истории людей, которые стояли передо мной. Даже сложно представить, какими тяжелыми были их судьбы! Но я не видел на лицах груза прошлых ошибок, я видел людей, которые по-доброму мне улыбались. Понимаете, в их жизни весна сейчас не только по календарю, но и в душе! Они вчера еще не знали выхода, а сегодня говорят о том, как им помогли вера, молитва и ставшие родными люди.

Хочется, чтобы эту весну почувствовал каждый, кому сейчас плохо.

С братьями беседовал Вадим Янчук

18.05.2018

Написать комментарий...

Цитата
Жизнь монастыря

Подпишитесь на
нашу рассылку

Аудиослушать больше >>

11.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
11.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
10.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
09.11.2018
04.11.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок

Хоры
монастыря

страничка хоров >>
Комментировать