«Не бояться креста» (Размышления о Крестопоклонной неделе)

Размышления о Крестопоклонной неделе

Вопрос лишь в том, принимаем ли мы свой крест или бежим от неизбежного?..

Крест свой: скорби и страдания земной жизни, которые у каждого человека — свои.

Крест свой: пост, бдение и другие благочестивые подвиги, которыми смиряется плоть и покоряется духу. Эти подвиги должны быть сообразны силам каждого, и у каждого они свои.

Крест свой: греховные недуги, или страсти, которые у каждого человека — свои! С одними из них мы родимся, другими заражаемся на пути земной жизни.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

 

Великим постом мы, подражая Христу, распинаем свою «ветхость», преодолевая тиранию плоти, греховных навыков и привычек; учимся жить трезвенно и по сравнению с обыденной суетой более сосредоточенно; в ежедневных покаянных обращениях к Богу просим даровать дух «терпения и любве». И вот, когда половина маршрута пройдена, нам особенно необходимо ободрение и утешение для продолжения подвига поста.

Учитель по медицинской подготовке в автошколе, обучая нас искусственному дыханию и закрытому массажу сердца, настаивал, что эти знания должны «отскакивать от зубов». Ведь если в жизни придется реанимировать человека, то времени пользоваться Google попросту не будет: в случае клинической смерти мозг человека бесповоротно погибает за 5–6 минут. В подтверждение своих слов Александр Иванович рассказал нам такой случай. В одном из минских колледжей на лабораторной работе преподаватель допустил серьезную ошибку, и его ударило током. По счастливой случайности среди студентов находился учащийся нашей автошколы, которого Александр Иванович уже успел натаскать по теме искусственного дыхания. Парень организовал других студентов, и они полтора (!) часа «качали» учителя до приезда скорой помощи (не знаю, почему она ехала так долго), менялись парами и не сдавались. И мужчина остался жить! Еще долго преподавал, а затем благополучно ушел на пенсию. А если бы среди студентов не оказалось того, кто умеет делать искусственное дыхание и массаж сердца?.. Свой рассказ Александр Иванович закончил такими словами: «Никогда не сдавайтесь, не останавливайтесь, боритесь за жизнь человека до конца, иначе вы никогда себя не простите».

Мне кажется, так следует поступать и нам: никогда не сдаваться и продолжать реанимировать свою душу, пока не придет Главный Врач — Христос и не исцелит нас окончательно. И в этом сложном делании главным помощником, ориентиром и вдохновителем для нас может и должен стать Крест Господень.

Вы слышали когда-нибудь о детском крестовом походе?

Впервые я узнала о нем из книги белорусского писателя Николая Гаврилова «Господь, мы поднимаемся», которую смело включила бы в десятку лучших произведений современности. Прочла залпом. В контексте нынешних рассуждений мне все-таки придется кратко пересказать содержание, основанное на реальных исторических событиях.

Все началось в 1212 году, когда 11-летнему пастушку Стефану из обычного французского селения Клуа явился ангел в образе странствующего монаха и повелел возглавить крестовый поход, в котором примут участие только дети, чтобы без оружия, одним именем Бога, освободить Гроб Господень от мусульман.

Стефан поверил, что он избранный пророк. Его проповедь, страстная и вдохновляющая, мгновенно достигла самых отдаленных уголков Франции и Германии. Тысячи детей и подростков, несмотря на все запреты и слезы родителей, убегали из дома. Местом встречи войска стал французский город Вандом, где собралось около 30 000 детей. С хоругвями и пением они торжественно отправились в сторону Марселя, намереваясь оттуда отплыть на Святую Землю.

Книга «Господь, мы поднимаемся» — о свободе воли человека: «Можно быть избранным для света, а выбрать тьму, и наоборот — правда, такое случается редко». За время путешествия пастушок Стефан преобразился. Заплатанную тунику сменили дорогие одежды, на ногах появились башмаки из лучшей свиной кожи, а лицо его «было исполнено осознания собственной значимости». Он настолько запутался, что даже поверил в свой дар исцеления:

— Дух болезни, немой и глухой, повелеваю тебе своей властью, выйди из этого человека, — громко и отчетливо произнес Стефан, присаживаясь возле мальчишки на корточки, положив ему на голову обе руки.

Больного умирающего мальчика оставили в лесу с уверенностью, что он поправится и догонит остальных. Чем он будет питаться и как отобьется от диких животных — никого не волновало…

Дети пришли к морю. Стефан поверил еще и в то, что по его молитвам вода расступится. Несколько дней молодые рыцари усердно молились, но море так и не расступилось.

Внезапно два марсельских купца, Гийом Поркус и Гуго Феррус, «смилостивились» и отдали семь своих кораблей, каждый вместимостью около 700 человек. Корабли отплыли переполненными. Затем след их был утерян, и только в 1230 году, 18 лет спустя, на набережной Марселя появился монах-францисканец, рассказавший, что купцы оказались в сговоре с работорговцами, и суда с юными крестоносцами прибыли к берегам Алжира, где детей продали в рабство.

Монах подробно рассказал о судьбе семисот детей с его корабля, попавших во дворец египетского султана. Он поведал о том, как потерявших веру мальчишек превращали в евнухов и бесстрашных бездушных воинов, не жалевших ни стариков, ни детей. Но были и другие дети — те, кто принял муку и смерть, так и не отрекшись от Иисуса Христа. Рассказывая о них, монах плакал. Он уверен, что эти малолетние мученики все-таки попали в Царство Божие, к которому так стремились.

Сам монах, также оказавшийся в султанском дворце, принял мусульманство, благодаря чему остался жить. Он убедил себя, что ислам — единственно верная и справедливая религия, что Господь предал его и всех детей, и надо отказаться от такого Бога. Но чем больше он убеждал себя в этом, тем чаще перед глазами стоял пир во дворце султана и мальчик, ползущий под плетьми к иконе, чтобы ее поцеловать…

А когда монаху подарили свободу, он отправился во Францию и принес покаяние. До конца жизни он рассказывал о детях, оставшихся непоколебимыми в своей вере, и даже написал письмо в Ватикан, чтобы их признали святыми мучениками, но ответ из Ватикана так и не пришел…

Маленькие мученики взяли крест и последовали за Христом, несмотря на ужасные унижения и нестерпимую физическую боль... Они смотрели в лицо смерти и не закрыли глаза. Они были детьми, но в них победили вера и бесстрашие первых христианских мучеников, доступные только избранным святым. У каждого свой крест, и для каждого он по-своему тяжел. Но когда я думаю об этих детях — мне хочется замолчать и, опустив глаза, просить у Бога прощения за свое нытье.

На днях я стала невольным свидетелем грустной, но такой распространенной ситуации: мальчик лет 8–9 держал за руку пьяного, сильно шатавшегося отца. По реакции мальчишки становилось понятно, что все происходящее для него не впервой: на его лице не было страха, он улыбался, а когда папа уронил пакет на дорогу, даже с некоторой игривостью выкрикивал: «Папа, осторожно, машина! Ай-ай, машина!»

Сердце сжалось. Охватило чувство гнетущей тоски: ведь этот мальчик абсолютно не виноват, что родился в такой семье, как не виноваты сотни тысяч других детей, воспитанных родителями с серьезными и опасными зависимостями. А ведь эти дети, скорее всего, быстро переймут пороки отцов и матерей, и им придется бороться с ними всю оставшуюся жизнь. Или же не придется, потому что они полюбят их, втянутся и загубят свои души… Где во всем этом свобода выбора?..

Я это к чему: все мы изначально поставлены в неравные условия. Но, как говорит в Евангелии Господь: …от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12: 48). Нам однозначно дано больше: мы с вами уже в Церкви. Господь открыл наши сердца, и мы сделали шаг Ему навстречу. Теперь главное не отступить, не испугаться, не поддаться лени и унынию, не дать овладеть собой теплохладности, равнодушию и попустительству. Посмотрим еще раз на Крест Господень — Древо Жизни — и, вдохновленные Его призывом и примером, без лености и ропота продолжим восхождение к Воскресению, к Пасхе.

11.03.2018

Написать комментарий...

Цитата
Читайте также
Жизнь монастыря
Комментировать