«Для того чтобы что-то услышать, нужна тишина»

Слово духовника обители

Для каждого из нас очень важна минута тишины. Необходимо постараться устранить из жизни то, что мешает слышать Бога и друг друга. Грех пытается доказать нам, что без него жить невозможно, убедить, что с ним веселее и интереснее. Посмотрите, действительно, весь строй нашей жизни и ее законы оправдывают грех. Но мы продолжаем жить в этом мире и не можем спрятаться ни в пещере, ни в лесу. Да, мир и там нас найдет! И в то же время мы должны быть вне этого мира — быть в мире Божием. Конечно, осуществить это человеческими силами невозможно. Но Христос пришел в этот мир как истинный человек и как истинный Бог: Сын Человеческий и Сын Божий. Он негодовал, мучился, страдал как человек и в то же время был бесстрастным и Всеблагим Богом, Который сотворил небо и землю. Как можно, живя в мире, живя в грехе, где внутри у нас всё неправильно, испорчено и болеет, быть вне этого мира?

Мы слышим в Священном Писании слова: Я победил мир (Ин. 16: 33). Это слова Христа, победившего мир. С победой Христа у нас появляется надежда на нашу победу. Важным становится не то, что я сделал или почитал, а вопрос: я умер и воскрес? Как я могу продолжать жить в этом мире с его законами, когда они не принимают, распинают Христа? Поэтому мы говорим о жизни и смерти как о нераздельных, переплетающихся явлениях бытия. Сеющии слезами, радостию пожнут (Пс. 125: 5). Блажени плачущии: яко тии утешатся (Мф. 5: 4). Когда всё это чередуется, уже не можешь смотреть вперед, ставя какие-то временные цели, думая лишь о себе. Может быть, встречи и обстоятельства на моем пути спасительны? Может быть, я должен больше доверять Богу, чем доверяю себе? «Весь живот наш (жизнь нашу) Христу Богу предадим». Господь не делит: эта часть — тебе, эта часть — Мне, а отдает Свою жизнь за каждого из нас. И Церковь призывает всю нашу жизнь отдать Христу Богу. Но что мы можем отдать? Всё в нас больное, гнилое, в нас почти не осталось ничего живого. Мы цепляемся за эту землю, за свое «Я». Мир приучил отстаивать свое «Я», свою точку зрения, свои интересы, свою правду, «своего Бога». А Бог — наш! Бог мой и твой, Бог того человека, с которым мне очень непросто общаться.

Наше восприятие, видение происходящего с нами, с нашими близкими, вокруг нас зависит от того, насколько мы приближаемся к Свету, насколько мы доверяем Богу, насколько мы пытаемся оторваться от своего маленького «Я». Очень много времени и сил уходит на ненужную борьбу, на пустые мысли и чувства. Что мы можем сказать без Бога, что мы можем без Него сделать? А с Господом мы можем всё. Апостол Павел говорит: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4: 13).

  Но мы увлекаемся, теряем контроль, мы всё равно боремся за свое место под небом. Боремся — и проигрываем…  

Мне очень понравилась одна мысль у протоиерея Александра Шмемана. В книге «Дневники. 1973–1983» он пишет, что если мы в споре становимся на одну линию со своими оппонентами и пользуемся аргументами, которыми пользуется противник, то проигрываем.

Церковь — это живой, развивающийся организм. Она становится живой для меня, когда я оживаю: начинаю участвовать в службе, начинаю понимать, что моя молитва — это не просто слова, которые я лепечу по молитвослову или стремительно произношу наизусть.

  Моя молитва — это молитва за весь мир, молитва, от которой меняются судьбы мира. Когда я живу церковной жизнью, я понимаю, что от меня многое зависит. Как я прожил этот день, неделю, месяц?  

Всё злое и всё доброе в этом мире собирается, суммируется и имеет последствия, имеет свои плоды. Мы знаем, что если кто-то в семье грешит, это сказывается на всей семье. Если в монастыре кто-то живет плохо, кто-то живет грехом — это сказывается на всех.

Преподобные Оптинские старцы задолго до революции, когда казалось, всё еще было в расцвете, говорили, что скоро грядет развал могущественной Российской империи, потому что нет духа. Так в то время говорили многие духовные люди, потому что народ перестал молиться, перестал каяться. Наверное, необходимы скорби и болезни, чтобы люди призвали Имя Господа, чтобы люди шли причащаться с жаждой, а не просто по галочке, чтобы «тебя считали благонадежным». Если мы скажем, что у нас всё хорошо, что мы все такие правильные и всё понимающие, то это уже начало смерти. И если мы скажем, что у нас всё плохо, что всё не так, что мы погибли — тоже будет неправда. Во всем нужна золотая середина. «Молод, есть желание, исправлюсь…» — говорили до революции солдаты, когда их ругали командиры.

Когда мы живем невнимательно, когда не слышим Бога, тогда не понимаем, почему то или иное событие совершается в нашей жизни. Мы будем себя обманывать, что-то придумывать, а на самом деле всё просто и ясно.

  Для того чтобы что-то услышать, нужна тишина, нужно, чтобы наши мысли, чувства успокоились, чтобы мы смогли ими управлять, чтобы мы не зависели даже от того слова, которое нас ранит.  

Конечно же, можно услышать друг друга, услышать Бога. Но это произойдет только тогда, когда мы придем в себя, смиримся, чтобы мир, о котором Господь говорит в Евангелии, был в нас: …мир мой даю вам: не якоже мир дает, аз даю вам (Ин. 14: 27). Этот мир Господь дарует в Церкви через священника: «Мир всем». Это не просто слова — это реальный мир. Человек потерял его, потому что заразился гордыней. Мир этот нужно принять от Бога как дар и дорожить им, сохраняя и приумножая.

Воля Господня совершается над каждым человеком. Мы знаем великие примеры, когда у людей всё рушилось, всё было отнято, а они все-таки боролись за то, чтобы не отойти от Бога, боролись за жизнь вечную, за ту жизнь, о которой мы слышим, когда причащаемся: «Причащается раб Божий (раба Божия) в жизнь вечную». И эта жизнь начинается для нас здесь и сейчас.

13.06.2018

3 месяца назад
Дорогой Батюшка Андрей! Низкий Вам поклон за Ваши мудрые и необходимые душе слова!

Написать комментарий...

Цитата
Жизнь монастыря
Комментировать