Свято-Елисаветинский
Монастырь

Жребий Божественной любви (часть третья)

Иеромонах Михаил (Зюбин)

Беседа с насельником Архангело-Михайловского Зверинецкого монастыря иеромонахом Михаилом (Зюбиным)

 

Как Вы строите отношения с мирскими людьми? Вопрос в выстраивании внутренней дистанции в общении с женским полом и вообще выходе в мир…

Слава Богу, у меня не было двусмысленных ситуаций в отношении с прихожанами и, в частности, с прихожанками. Молюсь Богу о разрешении ситуации, если что-то вдруг проявляется, советуюсь с игуменом. Надо все-таки уметь держать дистанцию.

В начальный период монастырской жизни для меня было невообразимым сходить к кому-то в гости из мирян. Сейчас, когда я уже стал священником, приходится общаться на разные темы, бывать у кого-то в гостях. Иногда даже только своим видом приходится свидетельствовать о вере. Но вообще, очень важно рассуждение в общении.

Поделюсь сокровенным: те люди, которые мне исповедуются, становятся в какой-то мере близкими. Начинаешь переживать за них как за самого себя. Это то, чем я сейчас живу, и поэтому пытаюсь понять, как правильно выстроить с ними отношения: может ли быть дружба священника с мирянином, с чадами; где заканчивается дружба и начинаются отношения духовник — чадо.

Что Вам больнее всего слышать от людей на исповеди? Какие болевые точки настоящего времени Вы бы определили?

Выделять что-то конкретно нет смысла. Больнее всего видеть, что людям не нужен Бог. Они приходят, причащаются, но по-настоящему не дают места Богу, не хотят впустить Христа в свою жизнь. Вроде бы человек церковный, как принято говорить, благочестивый, но нет самого главного — он не хочет построить живые отношения с Богом. Из-за этого порой становится грустно и больно.

Священник, когда принимает исповеди, духовно ведет человека, должен так относиться к другому, чтобы помочь его душе стать такой, какой ее задумал Господь. Духовник ни в коем случае не должен вмешиваться в личные отношения человека и Бога и навязывать свое видение этих отношений. Когда я пытаюсь людям это донести, часто они не готовы это услышать, потому что хотят, чтобы батюшка сказал им, что кушать, какие молитвы читать, сколько поклонов делать — переложить ответственность. И это огорчает.

После хиротонии я ощутил, что на мои плечи возложен еще один крест. Отец Кассиан, настоятель монастыря, сказал, чтобы после рукоположения я год не принимал исповеди. Я ему очень благодарен за это. Часто задавал себе вопрос: что первично, монашество или священство? Еще послушником я думал, что иеромонах — это монах, в первую очередь. У него свои отношения с Богом, и он имеет полное право пренебречь всем остальным ради того, чтобы держаться своего. Когда я уже стал иеромонахом, то понял, что это не так, и было очень сложно, потому что священник всегда должен жить наружу, он всегда на виду, всегда с людьми. А монах — противоположность этому.

Несовместимость…

Да. Вначале был этот конфликт, но со временем, к сожалению, происходит привыкание. Скажу откровенно, что часто просто не остается никаких сил для монашеской молитвы. Сложно бывает предстоять перед Богом с чистым сердцем и умом после суеты и круговерти. Помолишься кратко, и все.

Как я Вас понимаю! Хоть я и не священник, но у меня то же самое (смеется).

Послушание священника очень ответственное, связано со служением другим. Вспоминаю период послушничества — это было золотое время. Что тебе сказали, то и сделал. Сиди в келье и молись, не выпускай четок из рук.

Кроме череды служб какие у Вас еще послушания?

Лавка, казначейство, ризница. У нас монастырь маленький — всего 11 человек. Раз в неделю приходится выезжать в мирскую гущу на закупку продуктов для монастыря. Некоторые из братьев говорят: «Как вы можете ездить на этот рынок? Это же так тяжело!» Но в действительности за послушание Господь хранит и посылает благодать, и эти выезды проходят безболезненно для меня.

 

Что бы Вы могли сейчас сказать тем людям, в особенности молодым, которые стоят перед выбором пути?

Есть такие слова, что плохим является тот православный христианин, который ни разу не думал о монашестве. Поэтому, если у кого-то эти мысли возникают, их нужно испытать, испробовать и не бояться этого. Ведь ни к чему не обязывает трудничество или послушничество в монастыре. Это то, что доступно каждому. Хорошо подышать монастырским воздухом, чтобы понять, твое это или нет. Вот как в море заходишь: сначала ногой пробуешь, потом по колено, по пояс, а затем уж и с головой окунаешься. Если вода холодная — развернулся, вышел, сиди на берегу, никто не заставит тебя плавать. Испытывайте свои желания, проверяйте их и просите Господа, чтобы Он указал вам дорогу, помог сделать выбор.

P. S. Сколько божественной любви изливает Христос на монаха! Есть ли во всем мире кто-либо счастливее монаха? Господь всегда рядом с ним. В этом союзе любви — полнота жизни. Здесь мир и радость. Здесь — все. Воистину, монах ничего не имеет, но всем обладает (Ср.: 2 Кор. 6: 10).

<< Часть первая

<< Часть вторая

Беседовала инокиня Иоанна (Панкова)

06.10.2017

Написать комментарий...

Цитата

Подпишитесь на
нашу рассылку

Комментировать